12 мая 2011
Афонин Александр Павлович Alexander Afonin. Автор: Ивасив Александр Иванович
(в альбоме 17 файлов)

Изобразительное искусство / Живопись / Реализм
Разместил: Ивасив Александр

 

 

 

 

 

Афонин Александр Павлович


Afonin Alexander

 




Биография художника, творческий путь. Галерея картин.


 

Афонин Александр Павлович - заслуженый художник Российской Федерации с 2004 г. Родился в Курске в семье учителя рисования.

 

 

 

 

 

В Курске же в 1982 г. окончил художественную школу, а в 1986 г. - Железногорское художественное училище. В 1989 – 1995 гг. учился в Российской академии живописи, ваяния и зодчества, после окончания которой был оставлен там для преподавательской работы на кафедре пейзажной живописи.


По окончании аспирантуры художнику было присвоено звание доцента живописи с назначением на должность руководителя пейзажной мастерской, в настоещее время является профессором живописи, руководителем пейзажной мастерской Российской академии живописи им. Глазунова.


Ежегодно участвует в художественных выставках, проводимых в Москве и Санкт-Петербурге. В 2001 его картины были репродуцированы в альбоме «Современный русский реализм», в 2003 был издан персональный альбом «Александр и Сайда Афонины. Новые имена русского реализма». Оба альбома были изданы в Москве. Живет и работает в Москве.

 

 

 

 

Портрет А. Афонина кисти С. Афониной

 

 

 

Через двадцать лет после окончания Железногорского художественного училища завкафедрой Российской академии живописи, ваяния и зодчества Александр Афонин признался: «Основы основ во мне как художнике и человеке заложили именно в ЖХУ. Я считаю наше училище одним из лучших в России».

 

 

«В Железногорске решилась моя судьба»



 Мы сидим в просторной квартире Александра Афонина в центре Москвы, на Ленинском проспекте. Здесь когдато жил знаменитый минералог академик А.Ферсман, даже остались некоторые вещи, принадлежавшие бывшему хозяину, автору прекрасных книг о минералах. Сейчас здесь все стены увешаны живописными полотнами. Картины настолько красивы, поэтичны, свежи, что жаль оторвать взгляд от одного полотна, чтобы перевести его на другое. Здесь же много антикварных вещей – это слабость Александра Павловича. Выглядит художник молодо благодаря просветленности во взгляде, речь его образна, эмоциональна. 


"Я начал учиться рисовать поздно, лет в двенадцать, говорит Александр. До этого был сорвиголовой, заводилой среди сверстников. Хулиганил, в школе учился плохо. Мы жили в Курске. Мать, Людмила Ивановна, работала на заводе, отец, Павел Иванович, преподавал в средней школе рисование и черчение. Жили скудновато. Отец зарабатывал семьдесят рублей в месяц, мать – немного больше. Так вот, когда я начал взрослеть, меня все чаще стали привлекать отцовские «альбомы» канцелярские папки со шнурками, в которых были собраны репродукции мировых шедевров живописи из «Огонька», «Крестьянки» и других журналов. Я вдруг припал к ним, как к какомуто кладезю с богатствами, и каждый вечер смотрел, восхищался.


А потом некоторое время жил на родине матери, в селе Суземка на Брянщине, и мне так запали в душу сельские виды, что уносили далеко мою фантазию. Бывало, стою у доски на уроке физики, учитель задаст вопрос, а я не слышу, потому что вижу в окне купающихся в снегу малиновогрудых снегирей... Елееле учился на «тройки». 

 

Когда Александр впервые попробовал чтото нарисовать и показал отцу, тот стал объяснять основы рисунка, тональность. Достал книгу с работами польского художника Яна Матейко и предложил срисовать портрет Яна Гуса. Сын целый месяц трудился. Вновь показал отцу. Павел Иванович снова чтото подсказал. Так происходило постижение искусства.


Потом Александр поступил в Курскую художественную школу, к прекрасному педагогу Пекарскому. Там получил хорошую подготовку, но, как сам признался, не был в числе лучших. Может быть, поэтому не поступил после восьмилетки в Харьковское художественное училище: там принимали преимущественно своих, харьковчан, и надо было быть намного сильнее их.

 

Вернулся домой расстроенным, вспоминает Афонин. Что делать дальше? В девятый класс не возьмут из-за плохой успеваемости. Тогда отец посоветовал поступить в недавно открывшееся Железногорское художественное училище. Но там уже приемные экзамены закончились. И он вместе со мной все-таки поехал в Железногорск. Там посмотрели мои работы, чем-то они понравились, и меня взяли до первой сессии с испытательным сроком.


Я до сих пор благодарен железногорским наставникам: именно они дали мне настоящие уроки профессионализма и отнеслись по отечески. Особая благодарность ветеранам: Алексею Полякову, Льву Постникову, супругам Эммануилу и Вере Егоровым. Самым близким для меня человеком в Железногорске стал Алексей Леонович Поляков. Это один из самых талантливых педагогов, которых я встречал, и прекрасный человек. Я иногда не понимал его. Например, он говорил: «Ты, Саша, купи десять куриных яиц. Нарисуй одно – и съешь. Так же и со вторым, с третьим...» Я, хотя и слушался, но про себя посмеивался. И только потом, когда учился уже на третьем курсе академии, работал над изображением головы Люцифера, и она у меня долго не получалась, я вспомнил мудрого железногорского наставника, последовал его советам и вскоре достиг желаемого.


По воспоминаниям сокурсников Афонина, он отличался неимоверным трудолюбием. Александр сам говорит, что в Железногорске им овладела огромная тяга к знаниям.Из-за плохой успеваемости по русскому языку, математике и другим общеобразовательным предметам я долго не получал стипендию, признается он. А потом зло на себя взяло: до каких пор можно разорять родителей, которые и так мне все отдают? И я засел за учебники. С удивлением узнавал, что в слове «корова» есть буквы «о», что кроме русских и немцев на планете живут, например, эфиопы и корейцы... Мир как бы заново открывался для меня. Наконец я стал более грамотным, начал получать стипендию. Чтобы приобрести альбом с рисунками Шишкина, который стоил больше стипендии, я устроился на стройку, работал с бетоном. После тяжких трудов карандаш не держался в руках, но на книгу я заработал! Считаю, что Железногорск стал для меня основой в жизни.


После окончания ЖХУ Александра Афонина направили на работу в среднюю школу №19 в г. Курске, где ему пришлось учить рисованию юношей, побывавших за преступления в колонии. Его, бывшего сорвиголову, такое обстоятельство не смутило. Он смог так заинтересовать «вожаков», что они и сами пыхтели над рисунками, и других заставляли.


 

Из школы Александра призвали в армию. Служил он в Одессе, причем обстоятельства сложились так, что ни рисовать, ни тем более живописать ему было некогда. И когда Афонин, отдав воинский долг, вернулся домой и засел за рисунки, у него ничего не получилось. Руки были чужими! И он снова уезжает в ставший ему родным Железногорск. Два месяца занимается у Полякова и супругов Егоровых, вновь обретает навыки рисовальщика и живописца. И потом уже никогда не расстанется с карандашом и кистью.



«Ничто не заменит природу России...» 


Целеустремленность Александра Афонина вела его к новым высотам. Он много работает, причем предпочитает писать пейзажи не в кабинете, не с фотографий, а с натуры. «От копирования фотографических пейзажей художник незаметно для себя деградирует, говорит Александр Павлович. Он утрачивает чувство свежести, ощущение воздуха. Недаром великие мастера, такие, как Саврасов, Куинджи, Левитан, километры выхаживали в поисках натуры». Природный талант, трудолюбие позволяют ему поступить в 1989 году в только что открывшуюся Российскую академию живописи, ваяния и зодчества. Ее ректор Илья Глазунов – не только великий современный художник, но и наставник, пробуждающий в студентах любовь к Отечеству, к его культурным и духовным традициям. Он сразу оценил возможности и способности Александра Афонина, который всей душой откликнулся на идею возрождения России. Апофеозом истинного мастерства студента «Глазуновки» стала его дипломная работа «Есть на Волге утес...», написанная в 1995 году.


Талантливого художника пригласили на преподавательскую работу, и в 1999 году, окончив аспирантуру, Александр Павлович стал доцентом академической кафедры живописи и рисунка и был назначен руководителем пейзажной мастерской. Через семь лет он уже профессор, заслуженный художник РФ, завкафедрой... Среди его лучших работ – пейзажи «На диком бреге Иртыша», «Мыс Ермака», «Утро в Жигулевских горах»... Мечта художника Афонина – создать целую серию пейзажей, посвященную великим рекам России.


 

Замечательны по глубине замысла и воплощению работы, связанные с православной религией, отраженной в русских пейзажах: «Кто яко Бог», «Молитвенники земли Русской», «Святые гости», «Вдали от мира сего» и другие. Александр Павлович, как Вам удалось в сравнительно короткий срок так громко заявить о себе? - спрашиваю Афонина. Он, немного подумав, отвечает: "Видите ли, я сразу отмел от себя то, что может мне помешать. Например, пьянство. Со мной и в Железногорске, и в Москве такие талантливые ребята учились, что я был достоин лишь кисти для них мыть. А увлеклись застольями, пирушками, и кого-то уже нет в живых, а кто-то умер как художник... Обидно. Во-вторых, я остаюсь верен принципу работать только с натурой. Ничто художнику не заменит живую природу, живой образ. Где я только ни бываю со своими студентами! На Байкале, на Валааме, где-то на скалах, в комариных краях... Наша жизнь – всегда экстрим. Мы прекрасно знаем навыки бывалых туристов. Да, тяжело бывает. Другие неохотно едут в необжитые земли. А я со студентами езжу каждый год, и мы привозим такие прекрасные этюды, что все нам завидуют. Ведь то, что мы видим, что пишем – это Россия, Родина, и каждый ее глухой уголок может и должен стать достоянием высокого искусства".

 


 

Геннадий Александров

 

 


http://www.echo-n.ru/
 

 

 

 


Краткая биография художника 

 


Родился в 1966 году в городе Курске.
1979-1982


Учеба в Курской художественной школе.

1982-1986


Получение профессионального образования в Железногорском художественном училище (Курская обл.).

1989-1995


Учеба в Российской академии живописи, ваяния и зодчества. Начало преподавательской работы на кафедре пейзажной живописи Академии.

1996


Член Международной федерации художников ЮНЕСКО.

1997-1999


Учеба в аспирантуре Академии. По окончании - присвоение звания доцента живописи.

2000


Назначение руководителем мастерской пейзажа Российской академии живописи, ваяния и зодчества.
1992


Выставка "Щит Родины" (Москва).

1993


Персональная выставка, культурный центр "Россия" (Москва).

1994


Первая выставка Российской академии живописи, ваяния и зодчества, Манеж (Москва).

1995


Выставка "Русский реализм" (Сеул).
Выставка "Новые имена русского реализма", Манеж (Санкт-Петербург).

1996


Выставка "Новые имена русского реализма" (Самара).
Выставка пейзажей "Очей очарование..." (Москва).

1997


Выставка в Московской Думе.

1988-2001


Участие в художественном оформлении интерьеров нового здания ОАО "Стройтрансгаз"

2001

 


Публикация картин в альбоме "Современный русский реализм".


 

За этот интересный материал мы благодарны сайту   "Алесандр и Сайда Афонины. Новые имена русского реализма", 2003

 

____________________________

 

Там женщины целуют воду


Молодой художник Александр Афонин, руководитель мастерской
пейзажа Российской академии живописи, ваяния и зодчества,
воссоздает образы многих заповедных уголков России. Недавно он
вернулся из творческой поездки на Байкал, откуда привез десятки
этюдов для будущих картин.

- Александр Павлович, что вас влечет в отдаленные края? Разве
мало поблизости природных красот?

- Я хочу показать те места,
которые до меня еще не были освоены художниками. Они не только
богаты красотами земными, но и связаны с яркими событиями
истории. Чехов во время поездки на Сахалин писал Левитану: яркая
страница ушла из твоей жизни, потому что ты не согласился и не
поехал на Байкал. Конечно, в ту пору туда добраться было
непросто. Да и сейчас есть определенные трудности. Из Иркутска до
тех мест, где я работал, пришлось преодолеть 300 километров
водным и горным маршрутом. Между прочим, перед поездкой я побывал
в Иркутской художественной галерее, чтобы посмотреть, какие
картины художники посвятили Байкалу. Увы, обнаружил только этюды.

- Что повлияло на ваше становление как художника? Семейная
традиция?

- В роду профессиональных художников не значилось. Хотя
отец был учителем рисования и черчения. На пробуждение
художественного начала сильно повлияла мать - натура поэтического
склада. Мой родной брат окончил Курскую духовную семинарию по
классу иконописи, а в нынешнем году - Российскую академию
живописи ваяния и зодчества, где учился на факультете темперной
живописи. Теперь он профессиональный иконописец и работает при
кафедральном соборе в Курске. А я после окончания Курской
художественной школы поступил в нашу академию, затем в ее
аспирантуру, где защитился два года назад. И моя жена преподает в
академической мастерской портрета. Так что теперь можно говорить
о начале семейной традиции.

- Почему вы избрали именно пейзажный жанр?

-
Еще до поступления в художественную школу мы девять лет
прожили на родине матери в одном из лесных сел Брянской области.
Возможно, пребывание там помогло осознать красоты природы, а
потом и в школе, и в академии наиболее удачными моими работами
были пейзажи. А первым человеком, который помог окончательно
определиться в выборе жанра, стал преподаватель академии Олег
Федорович Штыхно. Затем помог профессор Петр Петрович Литвинский,
вдохнувший в меня ощущение музыкальности пейзажного образа.

Естественно, на мое формирование как человека и художника оказал
огромное влияние ректор и основатель академии Илья Сергеевич
Глазунов, сумевший убедить меня, как и других своих учеников, что
без овладения профессиональной школой реалистического мастерства
невозможно создание художественного образа. И наконец, не могу не
быть благодарным руководителю пейзажной мастерской Александру
Сергеевичу Трофимову, преподавшему мне главные основы творчества
пейзажиста. Он же привил и огромную любовь к истории. Ведь пейзаж
- это не просто фиксация определенного ландшафта. Это создание
художественного образа того или иного уголка России в его
природном своеобразии и историческом бытии. Потому к любой
творческой поездке я готовлюсь не менее полугода: собираю
исторические, литературные, географические и иные материалы.
Такая всеобъемлющая система подготовки позволяет мне ощущать себя
не приезжим созерцателем, а художником, готовым к работе с
осмысленной целью. Приехав, я собираю и дополнительную информацию
у местных жителей - об их жизни, бытующих преданиях, легендах,
ярких событиях прошлого, что тоже входит в образ картины. - Чем
же привлек вас Байкал?

   Удивительно дикой красотой, о которой был наслышан, и
богатством своей истории - древней и современной. Первую поездку
я совершил туда в 1999 году. И был удивлен своеобразным
мистическим отношением к Байкалу коренных жителей. Например,
никто из них не называет Байкал озером. Его величают "Морем",
"Стариком", а чаще всего говорят о нем "Он". Скажут: "Он сегодня
злится..." Женщины, приходя к Байкалу зачерпнуть ведерко воды,
сначала целуют воду, а набрав, уходя, целуют снова... Результат
последней поездки - четыре полотна. На одном из них "У истоков
Ангары" запечатлен берег Байкала с поселком Листвянка. В этот раз
я побывал на байкальском острове Ольхон с целью написать
островной мыс Бурхон. Это место, не отображенное еще не одним из
художников, овеяно легендами. Одна из них гласит, что Чингисхан
хотел здесь сделать свою ставку, но приближенные отговорили его
от этого. Тогда он, по словам местных жителей, бурят, завещал
себя тут похоронить. Что и было исполнено. Я написал этюды для
картины со скалистого гребня, который называют "Гребнем
Чингисхана". В любое время суток гребень этот сияет
золотисто-красным цветом, напоминая купол храма...

- До поездки на Байкал вы были на Иртыше, после чего написали картины "На
диком бреге Иртыша" и "Мыс Ермака". Что привело вас туда?

- Кто из художников был и писал на Иртыше? Суриков, собиравший
материал для картины "Покорение Сибири Ермаком". Но пейзажи он не
писал, а когда его спрашивали, почему, отвечал, что он пишет
исторические картины, а на пейзажи не остается времени. И выражал
надежду, что найдется художник, который передаст великолепие
Иртыша и его Троицкого мыса. Иртыш привлекателен не только тем,
что там происходила битва Ермака с Кучумом. В этих краях бывал
князь Меншиков, родился писатель Ершов, автор "Конька-Горбунка",
писал композитор Алябьев... Тут содержался под стражей перед
отправлением в Екатеринбург последний российский император
Николай II, попросивший дать ему возможность в последний день
полюбоваться из беседки красотой Троицких холмов и проведший в
ней полдня. Разве не стоило побывать здесь и выразить на холсте
атмосферу исторических событий хотя бы времен Ермака?

- Ваши устремления в поисках малоосвоенных художниками мест не
ограничиваются сибирскими пределами?

- Конечно, нет. Недавно я работал в деревне под названием
Девять Дубов, расположенной, кстати, близ родины Егора Семеновича
Строева у реки Калины в Орловской области. По преданию, Илья
Муромец совершил там свой последний подвиг, победив
Соловья-разбойника, после чего принял монашество в
Киево-Печерской лавре. Между прочим, эта реальная история,
случившаяся в 1117 году, редко кому даже из орловцев известна.

 


Беседовал Валентин НОВИКОВ

Источник информации : Парламентская газета,11.12.01


 

 

 

« вернуться

Рейтинг 278 (Рейтинг - сумма голосов)
Голосовать
Еще файлов 17 из этого альбома
"Бухта Дивная"
"Вдали от мира сего"
"Валаамские дали"
"Голгофа русского севера"
"Гребень Чингисхана"
"Моя валаамская красавица"
Название картины неизвестно
"Небо Святой Руси"
"Ой, ты Русь, моя родина кроткая…"
"Остров Дивный. Валаам"
"Портрет Александра Афонина"
"Свет и во тьме светит"
"Слава тебе, вдохновившему в нас неудовлетворённость земным"
"Соловьиная ночь"
"Утро в Жигулевских горах"
"Утро Серафимо-Дивеевской Лавры"
"Дубрава близ Курско-Коренной пустыни"
Комментарии отсутствуют
Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
Кадастровый план
Яндекс цитирования