08 сентября 2012
Похитонов Иван Павлович. Автор: Ивасив Александр Иванович
(в альбоме 84 файлов)

Изобразительное искусство / Живопись / Художники передвижники
Разместил: Ивасив Александр

Биография художника, творческий путь. Галерея картин.

 

 

 

 

 

Похитонов Иван Павлович

 

Pokhitonov Ivan

 

(1850 - 1923)
 

 

 

"Но за всю муку и хотьбу по бесконечным залам Салона я отдохнул с наслаждением перед миниатюрными перлами нашего И.П. Похитонова. Из десяти его вещей большая часть представляет картинки из Торро дель Греко, на Неаполитанском заливе. Сколько блеска, свежести, какая выдержка рисунка и тона везде, особенно на зданиях!" (Репин И.Е.)



Художественное наследие Ивана Павловича Похитонова занимает особое место в русском искусстве второй половины ХІХ-начала ХХ века. Его жизнь прошла вдали от родины, главным образом во Франции и Бельгии; за пределами России осталась и основная масса его произведений. Поэтому сведения в дореволюционной и советской печати о творческой и личной биографии Похитонова порой весьма отрывочны и основаны в значительной степени на случайных, разрозненных фактах и предположениях. И все же произведения художника, хранящиеся в музеях СССР и частных собраниях, отзывы современников, заметки и статьи о нем являются достаточным материалом оценки творчества Похитонова.


Автор многочисленных пейзажей, Похитонов не ограничивал себя рамками только пейзажной живописи, хотя и отдавал ей предпочтение. Изображения природы у Похитонова, как правило, включают в себя небольшие жанровые сцены; писал он так же портреты и натюрморты; делал рисунки и акварели, занимался живописью на кафельных плитках.


Своеобразие живописи Похитонова тесно связано прежде всего с его необычной жизненной судьбой. Он воспитывался на лучших произведениях русского и украинского искусства последней трети ХІХ века. Немногие сохранившиеся документы убедительно свидетельствуют о том, что он стремился принять деятельное участие в современной ему отечественной художественной жизни. Он часто экспонировал работы на выставках Товарищества передвижных художественных выставок, вел переписку с не-
которыми из русских живописцев и любителей искусства. В свою очередь к его картинам проявляли неизменный интерес и сами члены Товарищества. В письмах к П. М. Третьякову и к Н. А. Савицкому Похитонов постоянно беспокоился о судьбе своих произведений, находившихся в России, договаривался об устройстве их на очередную передвижную выставку; осенью 1896 года даже послал большую партию своих работ в адрес галереи Третьякова с единственной целью - оставить о себе память как о русском художнике. Еще раньше, в январе 1896 года, обращаясь к Третьякову с просьбой дать на предстоящую передвижную выставку его работ, Похитонов писал:


“Как себе хотите, а я все-таки русский художник, и мне грустно подумать о том, как мал и незамеиен тот след, который я оставлюна родине. Цените меня как хотите, а все же, мне кажется, -шкурка-то вычинки…».


Разумеется, связи Похитонова с русским искусством выражались не только в постоянном настойчивом желании участвовать на выставках Товарищества или иметь возможно большее число произведений в коллекции Третьякова. Гораздо глубже и полнее они прослеживаются прежде всего в самом его искусстве.


В окончательном формировании оригинального дарования Похитонова важную роль сыграло почти постоянное пребывание художника за границей. В его произведениях едва ли можно найти ярко выраженные социальные настроения, характерные для русского искусства последней трети ХІХ века-времени, когда написаны лучшие картины Похитонова. Нет в них ни сильных страстей, ни бурных движений. Мир его образов удивительно ясен, гармоничен, спокоен. Пейзажи Похитонова привлекают безупречной верностью натуре, основанной на тонкой передаче света и цвета, на блестящем владении средствами пленэрной живописи, тщательностью исполнения. В этом нельзя не усмотреть благотворное влияние передового европейского, прежде всего французского, искусства второй половины ХІХ века, в тесном соприкосновении с которым развивалось творчество русского мастера.


Иван Павлович Похитонов родился 27 января 1850 года в имении Матреновке Бобринецкого (впоследствии Елизаветградского) уезда Херсонской губернии в семье артиллерийского офицера. Предки его были людьми военными. Дед художника, запорожец Данило Похитон, после упразднения Запорожской Сечи обосновался на Украине и, по семейным преданиям, женился на цыганке, от которой имел не менее двадцати двух детей. Старший сын отличился в армии Паскевича в Персии в 1827 году. Самый младший стал отцом будущего художника. Мать Ивана Павловича, Варвара Белич, была сербкой.

По окончании частного пансионата Гумберта в Елизаветграде Похитонов, следуя семейной традиции, некоторое время учился в кадетском корпусе в Полтаве. Он не проявил, по-видимому, особых способностей и пристрастия к военной карьере и в 1867 году был переведен в реальную гимназию в городе Николаеве. Окончив ее, Похитонов два года учился в Москве, в Петровской земледельческой и лесной академии (ныне Сельскохозяйственная академия им. К. А. Тимирязева), бывшей уже в те годы одним из центров свободомыслня. Отсюда в 1869 году он был исключен в связи с участием в народовольческом кружке С. Г. Нечаева и отправлен в Матреновку под надзор полиции. После этого Похитонов около двух лет учился на факультете естественных наук Новороссийского университета в Одессе, где увлекался зоологией и посещал лекции знаменитого профессора И. И. Мечникова, дружбу с которым сохранил до последних дней жизни ученого. Затем Похитонов некоторое время служил контролером касс Одесского банка, но вскоре по настоянию родителей оставил службу и переехал в имение своего отца, где стал работать управляющим.

Однако такой род деятельности не мог удовлетворить будущего художника. Еще в годы учения в университете он копировал старые рисунки и гравюры, немного занимался живописью как любитель, изображая своих близких, крестьян деревни Матреновки, уютные украинские хутора с белыми, крытыми соломой хатками, раздольные херсонские степи. Очевидно, сам Похитонов еще не придавал большого значения своему увлечению. Сохранилось несколько ранних его работ, относящихся к началу семидесятых годов: «В степи весной. Матреновка››, «Портрет П. Д. Похитонова, отца художника», «Портрет Кили» (все-частные собрания, Франция). В них еще чувствуется некоторая робость, неуверенность в рисунке, но, несмотря на это, уже ощущается то серьезное И вдумчивое отношение к искусству, которое в дальнейшем будет характерно для творчества художника.

Из-за отсутствия сведений нельзя сказать с абсолютной достоверностью, у кого и как в эти годы учился Похитонов. По свидетельству внука художника И. Б. Маркевича, он питал отвращение к тому, что сам называл «законченными системами» в художественном образовании. По-видимому, его обучение носило более или менее случайный характер, и своими дальнейшими успехами в искусстве художник был обязан исключительно собственному трудолюбию, наблюдательности и настойчивости. В 1871 году во время путешествия за границу вместе с матерью и больной сестрой Похитонов впервые выставил у одного из торговцев в Женеве несколько своих работ. Они сразу же были приобретены любителями искусства, и этот первый успех, вероятно, послужил главным толчком к более серьезным и систематическим занятиям живописью. Начиная с этого времени Похитонов внимательно следит за развитием художественной жизни в России и за рубежом.

Большое впечатление произвела на молодого художника V выставка передвижников в Одессе, которую он посетил в самом начале русско-турецкой войны 1877-1878 годов. «Я впервые оказался перед настоящим искусством»,- признавался впоследствии Похитонов своему другу Н. Рутковскому.


Впечатление от выставки, знакомство и беседы с одним из передвижников А. П. Размарицыным окончательно укрепили Похитонова в намерении стать художником.


В 1876 году из-за болезни глаз Похитонов уехал в Италию, а через год переехал в Париж, где сразу же сблизился с членами русской колонии. Кроме творческой интеллигенции, в нее входили студенты и революционеры-эмигранты. В частности, в эти годы и позже здесь находилась большая группа русской студенческой молодежи из Цюриха, а также активные деятели революционного движения - А. И. Иванчин-Писарев, П. Л. Лавров (портретный этюд с которого был написан Похитоновым в 1890-е годы), А. Лопатин, Г. В. Плеханов, И. И. Попов, вокруг которых группировались народники. В Париже жили в то время также Н. С. Курочкин (брат поэта-искровца В. С. Курочкина, в прошлом тоже сотрудник журнала «Искра») и семья Г. Н. Ге (брата художника Н. Н. Ге).


Большинство участников русской колонии обитало в Латинском квартале. По инициативе русской студенческой молодежи и политических эмигрантов в феврале 1875 года была организована библиотека, которая являлась своеобразным Центром колонии. С революционерами - членами колонии -- были хорошо знакомы И. Е. Репин, В. Д. Поленов, М. М. Антокольский и приезжавший в Париж летом 1889 года В. В. Стасов. Вместе с Плехановым и Лавровым 5(17) июля 1889 года Репин и Стасов присутствовали на первом учредитольпом конгрессе ІІ Интернационала. На следующий день на обеде
у Похитонова были Репин, Попов, двоюродная сестра художника А. Д. Похитонова, жившая в то время у брата после побега из сибирской ссылки, и другие. Впоследствии Попов вспоминал: «Через Похитонову- эмигрантку мы познакомились с ее братом, известным художником, а через него и с другими художниками и, между прочим, с Антокольским».


В Париже Похитонов начал заниматься живописью под руководством А. П. Боголюбова.


В Саратовском художественном музее им. А. Н. Радищева находится натюрморт «Фазаны», на лицевой стороне которого есть такая подпись: «Глубокоуважаемому учителю А. П. Боголюбову И. Похитонов 1 января 1880 года». Автор больших документально точных заказных полотен на темы истории русского флота, Боголюбов писал также виды Нормандии, Голландии, Италии, Швейцарии. В Саратовском художественном музее хранятся десятки небольших этюдов Боголюбова, изображающих Вель, Овер,Бордо, Ментону, Трепор, Виши, Схевенинген, Амстердам, Венецию, Гавр, Тулон, порт Гонфлер на Сене и другие города и местечки, где приходилось бывать художнику. Многие из этюдов написаны на маленьких досках. По-видимому, именно они явились источником той своеобразной техники, в которой стал работать Похитонов. Она складывается в восьмидесятые годы и остается почти неизменной до конца его жизни.

Свои картины (их можно было бы назвать скорее миниатюрами) он пишет на небольших подготовленных дощечках красного или лимонного дерева тонкими кистями, накладывая краски мелкими мазочками, добиваясь законченности, присущей большой картине, и в то же время сохраняя свежесть непосредственного восприятия натуры. Этого удалось достичь художнику благодаря систематической работе на открытом воздухе и постоянному изучению живописного богатства природы. Интерес к пленэру характерен для многих русских художников, работавших за границей, он был присущ и Боголюбову.


Обладая обширными связями в академических кругах Петербурга, Боголюбов был весьма известен и в культурном мире французской столицы. Он заботился о молодых русских пенсионерах, старался познакомить их с лучшими достижениями современной пленэрной живописи. По рекомендации Боголюбова, например, летом 1874 года ездили в Вель (Нормандия) для работы на открытом воздухе И. Е. Репин и В. Д. Поленов. Изучение природы во всем ее светоцветовом многообразии, идущее от пейзажистов барбизонской школы и раннего импрессионизма, оказало, несомненно, большое влияние на многих русских художников.


«Вступив в 1873 год, - писал А. П. Боголюбов в последствии,- я нашел в Париже целую плеяду наших молодых и весьма даровитых художников. Пенсионерами Академии были Репин, Поленов, А. К. Беггровбыл прислан ко мне учиться Морским министерством. Были еще: Савицкий, Леман, Харламов (пенсионер), Шиндлер, Дмитриев - назвавший себя Оренбургским только для того, чтобы его отличали от Кавказского. - После прибыл Васнецов и из Рима Антокольский, Петр Петрович Ковалевский, худ. арх. Лавеццари, Громме, Князев (любитель) и худ. Добровольский, Егоров… Проживал там же, учась у Жерома, В. В. Верещагин - со мной он был тогда еще знаком,-и вскоре явился талантливый И. П. Похитонов».


Поселившись в Париже, Похитонов стал одним из участников открывшегося тогда в честь взятия Плевны Общества взаимного вспомоществования русских художников, организатором и председателем которого был пейзажист А. П. Боголюбов - к тому времени уже известный мастер, член Совета петербургской Академии художеств и фактический руководитель («генерал – художник», как в шутку прозвали его члены Общества) русских пенсионеров в Париже. Тесная дружба связывала Боголюбова и его младших товарищей с Тургеневым, а через него и с известной певицей Полиной Виардо, в салоне которой часто бывали прославленные знаменитости, там можно было послушать лучших европейских музыкантов, певцов, артистов.


«В это время в Париже, нас, русских художников, было довольно много, - писал А. П. Боголюбов в 1895 году. -Падение Плевны сплотило нас всех. Мы сделали лотерею: собрали 5000 франков и послали в общество Красного креста, за что получили высочайшую благодарность. Ободренные этим, мы решили учредить общество взаимной помощи, бесплатно помещавшееся в собственном доме Горация Осиповича Гинцбурга, состоявшего в числе учредителей и много способствовавшего материально и нравственно нашему упрочению. Во главе правления стали: как президент поосол князь Орлов и как председатель комитета наш генеральный консул Кунани (посол в Персии). Казначеем поставлен был барон Г. О. Гинцбург, а секретарем И. С. Тургенев».


В помещении Общества собирались русские художники, писатели, любители искусства.


«Много русских талантливых литераторов, музыкантов побывало здесь, --вспоминает гравер В. В. Мата. -Устраивались между собой выставки, давались концерты и вечера, на которых часто читал свои новые произведения Иван Сергеевич Тургенев… Как одно семейство работали и веселились от души. Такие сходки и вечера повторялись каждый вторник. Дни же, свободные от собрания, молодые художники могли пользоваться мастерской, находящейся при клубе, и живой моделью».


Будучи членом Общества, Похитонов встречался со многими художниками. Кроме Боголюбова на собраниях бывали А. А. Харламов, Ю.Я. Леман, Н. Д. Дмитриев-Оренбургский (с семьей которого Похитонов особенно подружился), скульпторы М. М. Антокольский и Н. Н. Гинцбург. Здесь можно было узнать свежие новости культурной жизни, познакомиться с интересными людьми.


«…душой наших вечеров, - пишет в своих воспоминаниях Гинцбург,- бывал всегда Боголюбов. Он больше всех говорил, да и действительно больше всех знал, что делается в Париже и в России… он много делал для молодых нуждающихся художников… и даже солидные художники часто пользовались его услугами».


«Но кто больше всего тогда мне нравился, - пишет он далее, - это молодой, еще только начинавший пользоваться известностью, Похитонов - высокий, некрасивый, с огромной шапкой всклокоченных волос и широко расставленными глазами. При всем его преклонении перед французскими художниками-пейзажистами, он больше других оставался в душе русским. Его скромность и простота располагали всех в его пользу»

В. А. Гребенюк

_____________
 

 


Элеонора Пастон



Чародей Похитонов


 


В русском искусстве второй половины XIX — начала XX века трудно найти художника, который изумлял бы своими работами больше, чем Иван Павлович Похитонов. «Это какой-то чародей-художник, так мастерски, виртуозно сделано; как он пишет — никак не поймешь… Чародей!», — говорил о творчестве Похитонова И.Е.Репин. Им восхищались такие разные мастера, как А.П.Боголюбов, В.Д.Поленов, К.А.Савицкий. «Волшебством» называл живопись Похитонова В.Н.Бакшеев. Картины художника ценил П.М.Третьяков. В общей сложности он приобрел 23 произведения мастера.



Удивительна творческая судьба Похитонова. Не получивший систематического художественного образования, по сути самоучка, приехавший в 1877 году 27 лет отроду в Париж, чтобы приобрести профессиональные навыки в искусстве, он едва ли не с первых шагов был окружен единодушным признанием и восхищением. И это признание он, уроженец Херсонской губернии, получил в Париже, «центре художественного мира» той поры, впервые выставив в 1878 году свои работы в Салоне на Елисейских полях. Его имя становится популярным среди парижских любителей искусства, а уже четыре года спустя ему, наряду с Боголюбовым, было предложено представлять русскую живопись на Международной выставке в галерее Елисейских полей Жоржа Пти, в которой предполагалось участие лучших художников Европы. Виднейшие критики того времени отозвались о нем как о феноменальном художнике, как о таланте высшего порядка, заслуживающем внимания самых требовательных знатоков.



Как же формировался талант этого удивительного мастера, что восхищало и продолжает восхищать в его творчестве и самых искушенных ценителей искусства, и простых посетителей выставок?



И.П.Похитонов родился 27 января (8 февраля) 1850 года в селе Матреновка Елизаветградского уезда Херсонской губернии (ныне — Зеленый Гай Знаменского района Кировоградской области, Украина) в имении своего отца Павла Даниловича Похитонова, военного, получившего дворянское звание. Мать художника Варвара Алексеевна (в девичестве Белич) происходила из семьи сербских поселенцев, живших в этих краях с XVIII века.



До 1867 года Похитонов окончил частный пансион Гумберта в Екатеринославе. Следуя семейной традиции, молодого человека определили в Кадетский корпус в Полтаве, но будущий художник не чувствовал призвания к военной службе и учиться в нем не смог. В 1868 году он окончил гимназию в городе Николаеве. В этом же году поступил в Петровско-Разумовскую земледельческую и лесную академию в Москве, но в 1869 году был исключен из неё за участие в кружке С.Г.Нечаева и выслан на родину. В 1870–1871 годах Похитонов учился на естественном отделении Новороссийского университета в Одессе. Приобретенные знания впоследствии окажутся ему очень полезными в его работе над пейзажами, в умении передавать тончайшие нюансы в жизни природы.
 


С детских лет Похитонов увлекался рисованием, писал акварелью и маслом. Он занимался самостоятельно, срисовывая с гравюр, понравившихся ему своими сюжетами, писал с натуры уютные украинские хатки, херсонские степи, своих близких и знакомых. Работы Похитонова конца 1860-х годов «В степи весной. Матреновка», «Портрет Кили» (обе — частн. собр., Франция) и «Портрет П.Д.Похитонова, отца художника» (Частн. собр., Швейцария) свидетельствуют о вдумчивой натурной работе молодого художника. Он делает успехи, изучая технику живописи старых мастеров. Есть сведения, что в круге его занятий было и освоение древнерусской живописи.



Осенью 1876 года на V Передвижной выставке, состоявшейся в Елизаветграде, Похитонов впервые познакомился с картинами А.И.Куинджи, И.И.Шишкина, А.П.Боголюбова, А.К.Саврасова, М.К.Клодта, Н.Н.Ге, И.Н.Крамского, В.Е.Маковского, которые произвели на него огромное впечатление. Мечта стать когда-нибудь участником подобной выставки определила все его дальнейшие устремления по достижению профессионализма. Он принимает решение учиться в Париже.



В самом конце 1876 года он едет в Италию, посещает Милан и Рим, а в январе 1877-го Похитонов прибывает в Париж. В этом году живущими в Париже русскими художниками, писателями и общественными деятелями было основано Общество взаимного вспоможения и благотворительности русских художников. Среди учредителей были А.П.Боголюбов, И.С.Тургенев, Г.О.Гинцбург, М.М.Антокольский. Похитонов становится активным участником Общества, что открывает для него возможность новых знакомств в мире искусства. В клубном зале Общества устраивались рисовальные вечера, выставки, концерты, литературные чтения. Скульптор И.Я.Гинцбург писал об этом времени в своих «Воспоминаниях»: «...кто больше всего тогда мне нравился, это молодой, еще только начинавший пользоваться известностью, Похитонов — высокий, некрасивый, с огромной шапкой всклокоченных волос и широко расставленными глазами. При всем его преклонении перед французскими художниками-пейзажистами, он больше других оставался в душе русским. Его скромность и простота располагали всех в его пользу».



В первые годы Похитонов серьезно занимался живописью под руководством Боголюбова, педагога по призванию, относившегося всегда с искренним доброжелательством и бескорыстной заинтересованностью к русским художникам, приезжавшим в Париж. Какую форму приняли занятия Боголюбова с Похитоновым — ограничивались ли они советами начинающему художнику со стороны мэтра или носили систематичный характер, как долго они продолжались — сказать трудно. Надпись, сделанная Похитоновым на натюрморте «Фазаны» (1879, Саратовский гос. художественный музей им. А.Н.Радищева) — «Глубокоуважаемому учителю А.П.Боголюбову. И.Похитоновъ 1 января 1880 г.», — свидетельствует о признании им значения Боголюбова в становлении его как профессионального художника.



Надо думать, что Боголюбов, сам страстный пленэрист, советовал Похитонову серьезно осваивать живопись на открытом воздухе. Он высоко ценил картины Теодора Руссо, Жюля Дюпре, Диаза де ла Пенья, Шарля Франсуа Добиньи, представителей так называемой Барбизонской школы, выработавших новую методику тональной живописиВид изобразительного искусства, связанный с передачей зрительных образов посредством нанесения красок на твёрдую или гибкую основу; созданием изображения с помощью цифровых технологий; а также произведения искусства, выполненные такими способами. Наиболее распространены произведения живописи, выполненные на плоских или почти богатую тонкими валёрами, световыми и цветовымиОдно из свойств объектов материального мира, воспринимаемое как осознанное зрительное ощущение. Тот или иной цвет «присваивается» человеком объектам в процессе их зрительного восприятия. Различное число колебаний световых волн данного источника света воспринимается нашим глазом в виде определенных ощущений, которые мы называем нюансами, передававших в своих картинах многообразные состояния природы, ее тонкие связи с повседневной жизнью простых людей. Вероятно, именно Боголюбов «заразил» Похитонова особой любовью к живописи барбизонцев и стремлением овладеть ее особенностями.
 


С конца 1870-х — в 1880-е годы Барбизон и его окрестности становятся основным географическим пространством приложения творческих сил начинающего художника. Для него было важным не только изучать живопись, но освоить саму эстетику художников Барбизонской школы. В это время начинает складываться живописная манера Похитонова, оставшаяся по большей части неизменной до конца его жизни. Он пишет картины на небольших подготовленных дощечках красного или лимонного дерева, а этюды на картоне золотистого цвета, часто участвующего в колористической гамме того или иного произведения. В работе применяет разнообразные наборы тонких кистей, иногда микроскопических размеров, использует мастихины, рыбьи кости и скальпели. Среди подсобных инструментов — лупы, измерители и специальные сдвоенные очки4. Благодаря использованию всех этих средств, он добивается полной законченности картины, сохраняя при этом свежесть непосредственного восприятия натуры, «свежесть первого впечатления».



Среди созданных в Барбизоне пейзажей — картина «После захода солнца. Барбизон» (1889, ГТГ) с эмоционально переданным переходным состоянием природы, изменчивым и тревожным, в освещении лучей заходящего солнца, отбрасывающего желтовато-оливковые отблески, пробивающиеся сквозь тяжелые свинцовые облака.



Натюрморт «Фазаны», подаренный Боголюбову, кажется, выбивается из ряда живописных произведений Похитонова конца 1870–1880-х годов, но, если вспомнить о том, что, создавая свою живописную систему, барбизонцы опирались, в том числе, и на наследие голландской живописи XVII в., появление этой работы в ранний период творчества художника вполне закономерно. В этом убеждают, например, натюрморты Антуана Воллона (1833–1900), созданные им на дверцах буфета в гостинице Ганн в Барбизоне (Муниципальный музей Барбизонской школы, Барбизон), где останавливались приезжавшие сюда художники. Впечатлениями от работ барбизонцев в гостинице Ганн можно объяснить и появление у художника пейзажа «Вид на Буживаль» (начало 1880-х годов, частное собрание, Москва), написанного на необычной для его творчества основе — прокрашенной с оборота мебельной доске с отверстиями для двух ручек. Доска явно служила предметом интерьера или частью мебели в квартире или мастерской художника, которую он украсил по типу росписей в барбизонской гостинице на дверцах буфетов, шкафов, на стенах и дверях. Пейзаж до последнего времени хранился в семье потомков художника в Париже.
 


Картина «Вид на Буживаль» — уникальный образец, позволяющий разгадать тайну техники живописи Похитонова, о которой писал В.Н.Бакшеев: «У большинства художников видно, как написано, можно разгадать технику, а у Похитонова не поймешь: намазано, счищено и сверху опять писано. А все живет, дышит. Это действительно какой-то чародей». О том же говорил И.Е.Репин: «…как он пишет — никак не поймешь: счищено, потом опять написано сверху. Чародей!».



Исследования картины «Вид на Буживаль» позволили «разложить» по полочкам всю сложную поэтапную систему построения красочного слоя в картине, разную для различных ее частей. Так, красочный слой переднего плана счищен до нижележащего, затем по вновь написанному красочному слою, по-сырому, нанесено инструментом типа гребенки изображение изгороди, а для изображения травы переднего плана применены инструменты с острыми наконечниками, которыми по сырой краске процарапаны травинки. Иной характер построения красочного слоя проявляется на заднем плане картины. Изображение акведука и неба писалось в несколько приемов. В нижней основе красочного слоя использованы более темные, серо-голубые тона, в верхних — более светлые, нежно-бирюзовые оттенки. Вся эта сложная маэстрия позволила художнику добиться тончайших оттенков, передать многообразие форм отдельных деталей и одновременно воссоздать ощущение глубокого пространства, дать обобщенный пейзажный образ.



С Буживалем, живописным пригородом Парижа на реке Сене, связаны значимые для Похитонова страницы его жизни во Франции. В конце 1870-х — начале 1880-х годов он часто приезжал сюда, посещая И.С.Тургенева в его усадьбе «Ясени» и бывая на вечерах в доме Полины Виардо, где встречался с видными представителями французской творческой интеллигенции. В Буживале художник много работал над этюдами и пейзажами. В дневнике Тургенева есть запись, относящаяся к концу 1882 года: «Похитонов также пишет портрет — необыкновенно выходит удачно и похоже. Это — мастер! Он привозил показывать мне и Виардо картины, которые он написал нынешним летом — прелесть». В этой записи речь идет о портрете писателя, созданном Похитоновым осенью 1882 года. Портрет И.С.Тургенева стал одним из первых произведений, попавшим в галерею П.М.Третьякова. Он покорил собирателя своей достоверностью, точностью передачи облика и внутреннего мира портретируемого, несмотря на то, что остался незаконченным из-за болезни Тургенева. Среди картин, показанных художником Тургеневу, вполне мог быть и пейзаж с видом на Буживаль.



Работая в начале 1880-х годов в пригородах Парижа, на юге Франции, в По, Биаррице, Ментоне, Похитонов не терял связи с родиной, приезжая летом в родные края. Свидетельством одного из таких приездов стала картина «Свадьба в Матреновке» (1880, частное собрание, Москва). Сцена с праздничной толпой односельчан в ярких нарядах «вписана» в пейзаж с бескрайней херсонской степью и воспринимается, как маленький островок счастья в трудной жизни селян. Картина принадлежит к одному из ранних и редких в творчестве художника многофигурных жанров и, может быть, наиболее приближена к передвижническим жанровым произведениям. В ней много теплоты, трогательного участия и стремления художника разделить с близкими ему душевно людьми их радости и горести. От «Свадьбы в Матреновке» тянутся нити к поздним пейзажам-картинам художника 1890-х — 1900-х годов.



Иной характер живописи, более близкий к работам барбизонского цикла, в другой картине Похитонова, выполненной на родине — «На юге России. Овцы на тырле» (1885, ГТГ). Мотив со стадом овец, отдыхающих ночью на дальнем пастбище, заинтересовал его эффектом света луны, сочетающегося с зеленовато-серым ночным освещением, поглотившим землю, отару овец, избушку пастухов.



Во время приезда Похитонова в Москву зимой 1881–1882 годов, на одном из рисовальных вечеров, его друзья Н.Д.Кузнецов и Репин написали портреты художника. Один из них, выполненный Репиным, экспонировался на X выставке Товарищества передвижников 1882 года. В нем очень точно передан не только внешний облик портретируемого, но и его «чистая, добрая душа», как писал о художнике тот же Репин. Такое впечатление Похитонов, его искусство, производили на многих, кто с ним соприкасался. В.Д.Поленов писал о своей встрече с ним в Париже в 1889 году: «Вчера был я у Похитонова в мастерской и просидел около двух часов. Очень он мне нравится, человек с художественным чутьем и не манерист, как я думал, а с любовью добивается правды».



В этом же, 1882 году Похитонову, наряду с Боголюбовым, было предложено представлять русскую живопись на Международной выставке, устроенной в галерее Елисейских полей Жоржа Пти, в которой предполагалось участие от Франции — Эрнеста Мейссонье, Жюля Дюпре, Гюстава Моро, от Англии — Лоренса Альма-Тадемы, от Австрии — Ганса Макарта и других лучших художников Европы. Виднейшие критики того времени особо отметили картины Похитонова. Некоторые газеты писали, что Мейссонье, находившийся тогда в зените славы, восхищался талантом Похитонова, которого не раз называли впоследствии «русским Мейссонье» или «Мейссонье пейзажа».



Известно, что в 1880-е годы Похитонов жил некоторое время на Монмартре, у художника Каррьера, мастерскую которого он впоследствии занял. И.Е.Репин так писал об этом периоде его жизни: «В Париже, в восьмидесятых годах прошлого столетия, на высотах Монмартра, в некоем “сите” художники свили себе гнездо. Там живали Клерен (друг Реньо), Бастьен Лепаж, Каррьер, наш Похитонов и другие. Собирались, рассуждали. Главным и несомненным признаком таланта они считали в художнике его (Похитонова. — Э.П.) настойчивость. При повышенном вкусе он так впивается в свой труд, что его невозможно оторвать, пока не добьется своего. Иногда это продолжается очень долго: форма не дается; но истинный талант не отступит, пока не достигнет желаемого».



В начале 1880-х годов Похитонов предпринимает несколько попыток участвовать в русской художественной жизни. Он экспонирует свои работы на выставках Московского общества любителей художеств, а в 1883 году написал письмо в правление Товарищества передвижных художественных выставок, в котором выразил желание экспонировать свои работы на выставке Товарищества. Это желание было встречено «с полным радушием и сочувствием». Но две картины Похитонова, которые должны были экспонироваться на выставке, находились в Аничковом дворце. Их вместе с произведениями А.П.Боголюбова готовили к представлению Александру III для приобретения, и гофмаршал двора отказался предоставить их на выставку. Произошло недоразумение, связанное с тем, что Похитонову, очевидно, не так объяснили, почему экспонирование его работ оказалось невозможно, и на следующий год он отказался давать свои произведения на очередную выставку ТПХВ.



Впервые одна из работ Похитонова появилась на «Передвижной» в феврале 1890 года. Это была картина «В окрестностях По». Первое выступление художника на выставке Товарищества хотя и было отмечено критикой, однако, не сделало его имя популярным среди российской публики. В следующий раз Похитонов покажет свои произведения на выставке ТПХВ лишь в 1905 году.



«В окрестностях По» была одной из картин художника, написанных в 1880-х — первой половине 1890-х годов в городке По, расположенном в юго-западной Франции у склонов Пиренеев, на берегу реки Гава. Похитонов здесь много работал. Одной из наиболее «удачных вещей», по мнению художника, был созданный им пейзаж «Ранняя весна. По. Прачки на берегу Гавы» (1885, ГТГ). В картине развернута простая строго уравновешенная композиция с чередованием планов, при котором достигается ощущение глубины пространства с ясными далями, мягко освещенными весенним солнцем. На переднем плане в центре изображены фигурки прачек, работающих на берегу. Если вглядеться внимательнее в картину, увеличивая изображение, происходит чудо. Как по волшебству в ней появляются новые детали. За пластикой движений стирающих белье прачек, хорошо прочитываемых на фоне спокойного течения светлой реки, можно видеть выражение их лиц. Оказывается, во время работы они непрерывно о чем-то весело разговаривают друг с другом и, кажется, можно слышать их звонкие голоса, сливающиеся с гулом пробуждающейся природы. Благодаря строго выверенной композиции, тщательно разработанному колористическому решению, изысканности цветовых отношений, в картине воссоздается радостное настроение природы и людей в пору ранней весны.



В работах Похитонова, написанных в По и его окрестностях, можно вновь встретить пейзажные мотивы, связанные с переходными состояниями в природе, привлекавшие особенное внимание художника в Барбизоне. В картине «Вечер после грозы. Берег Гавы» (около 1895, ГТГ) живое ощущение дыхания природы, ее трепетной изменчивости, когда послегрозовая напряженность и драматизм сменяются умиротворенной тишиной вечера, достигается благодаря простоте композиционного решения с четкой ритмикой планов, строгой колористической разработке коричневых и зеленовато-бурых тонов, сложным цветовым и световым отношениям.



На протяжении всей творческой жизни, живя в России, на Украине, в Минской губернии, во Франции и в Бельгии, Похитонов создавал картины с охотничьими мотивами. С эмоциональной полнотой в них выразилась душа художника, страстного охотника, влюбленного в природу. Среди этих произведений — «Охотник зимой» (1890, ГТГ), «Охотники в пейзаже (1888), «Привал охотников среди степного бурьяна» (1915; все — частное собрание, Москва), «Охотники с собаками», «Охотник» (обе — 1900-е годы, частное собрание, Швейцария), «На охоте» (1900-е годы, частное собрание, Москва). В них мастерски передано как состояние природы, так и эмоции охотников, напряженно высматривающих дичь, вслушивающихся в звуки леса, болота или устало возвращающихся домой.



В 1891 году Похитонов едет в Италию и восемь месяцев живет в городке Торре дель Греко у подножия Везувия неподалеку от Неаполя. Здесь он пишет массу пейзажей, на которых изображает «полуденный край» во всем богатстве и разнообразии натуры. Об этом свидетельствуют две картины, созданные в Италии — «Везувий» (ГТГ) и «Склон горы у Везувия» (частное собрание, Москва). Пленэризм Похитонова к этому времени достигает совершенства. Художнику подвластно не только воссоздание солнечного света, игры рефлексов, вызываемых солнечными лучами, но и движение пронизанного светом воздуха.



Для создания емкого пейзажного образа Похитонов использует многообразие композиционных и живописных средств. Это и цельность пространственного построения, как в картине «Везувий» (ГТГ), не лишенной, между тем, и жанрового мотива с беседующими у изгороди мужчиной и женщиной на первом плане, и подробнейшая детализация с тончайшими цветовыми оттенками, как в картине «Склон горы у Везувия» (Частн. собр., Москва). В этой картине романтический пейзаж с великолепным видом на море с холма, под безграничным облачным небом, сочетается с будничным мотивом — стадо коз пасется на залитом солнцем холме. Именно в гармонии романтического и будничного художник видит поэзию ежедневной жизни и выражает ее посредством тончайшей нюансировки разнообразных тонов своей богатейшей палитры.



Также внимателен художник и к жителям города — играющим на площадях у водоемов детям, торговцам и ремесленникам, беседующим или занятым своим делом людям. О созданных Похитоновым в Торре дель Греко работах, экспонировавшихся на выставке Салона Марсова поля в Париже с восхищением писал Репин: «Но за всю муку и… (ходьбу. — Э.П.) по бесконечным залам Салона я отдохнул с наслаждением перед миниатюрными перлами нашего И.П.Похитонова. Из десяти его вещей большая часть представляет картинки из Торре дель Греко на Неаполитанском заливе. Сколько блеска, свежести, какая выдержка рисунка и тона везде, особенно на зданиях! До полной иллюзии. А фигуры так рисовали только Фортуни да Мейссонье. Несмотря на их микроскопические размеры, они безукоризненно и глубоко проштудированы на воздухе, на солнце, со всеми мельчайшими изгибами формочек и кажутся в натуральную величину».



После поездки в Италию Похитонов переезжает в Бельгию, живет сначала в Жюпиле, вблизи Льежа, затем — в пригороде Льежа, Брессу, недалеко от Жюпиля. 1894 годом датированы две работы Похитонова из собрания Третьяковской галереи «Тру-Луэт. Зимний день. Унавоженное поле под снегом» и «Тру-Луэт зимой», 1895 годом — «Тру-Луэт. Зима. Вид из квартиры художника». В это же время были написаны и картины «Сад художника в Брессу, пригороде Льежа» и «Силок для воробьёв. (Эффект снега)», (Обе — частн. собр., Москва). Во всех этих работах снег написан с такой любовью, с таким бережным вниманием к каждому миллиметру картины, что кажется, художник вложил в них всю свою любовь к России, одним из символов которой для него был именно одухотворенно запечатленный им снег. С невероятным тщанием и любовью выписывал художник все нюансы не только великолепного ослепительно-белого снежного покрова, сияющего в солнечных утренних лучах, но и тающего, рыхлого грязно-серого, счищаемого дворниками с дороги в серый, сырой ненастный день, как в картине «Снег в По» (1890, ГТГ).



Романтически-пантеистическое чувство к натуре сочеталось у Похитонова с точностью и объективностью ученого-естествоиспытателя. Живя в пригороде Льежа и имея возможность постоянно наблюдать окружающие пейзажи в разное время года и суток, Похитонов изучает малейшие изменения в жизни природы. С волшебной легкостью он мог воссоздать в картине бодрящую свежесть морозного воздуха, прохладу весеннего ветерка и даже как бы запахи сада в летний зной или осеннюю пору.



Пейзажи, написанные в Брессу, чаще всего населены людьми, занимающимися неторопливой повседневной работой, как в картине «Тру-Луэт. Ранняя весна» (1895, ГТГ). Иногда пейзажи безлюдны, но ощущение обжитости в них не исчезает благодаря отдельным деталям, свидетельствующим о близком пребывании человека. Это — веревка с бельем в картине «Тру-Луэт. Осенний вечер» (1895, ГТГ), часть ограды сада — «Тру-Луэт зимой» (1894, ГТГ). Но главное, что создает в них ощущение присутствия людей, — это их наполненность настроением, созвучным переживанию человека.



В 1890-е годы в живописи Похитонова все чаще встречаются жанровые мотивы с более крупными, чем ранее, фигурами персонажей. Их лица, позы, жесты более явственны. Можно распознать характер занятий изображенных людей, их эмоции. Эти новые свойства дают дополнительное ощущение жизненности, достоверности изображенной сцены.



Начинающий журналист Корней Чуковский напишет о картинах Похитонова, увиденных им на выставке Южнорусского союза художников в Одессе: «Если вы хотите освежиться и отдохнуть, обратитесь к миниатюрам г. Похитонова. Лучшего и сыскать нельзя. Как изящны, как поэтичны они, как легка и воздушна мастерская кисть славного художника! <...> Разве можно передать все неземное, нечеловеческое спокойствие этого прозрачного воздуха, очарованных бархатных кустов, теплого, томного света, который буквально потоком льется на вас со всех сторон, успокаивая взор своей перламутровой ровной синевой, <...> та нежная, жемчужная безмятежность колорита (tеndеr реаrl quietness), которую проповедовал Джон Рескин, досталась только ему одному из всех современных художников».



В 1896 году П.М.Третьяков приобретает большую партию картин Похитонова, что окрыляет художника. К концу этого года в собрании Третьяковской галереи было уже 23 произведения мастера. С годами мысли о своей принадлежности к русской культуре и необходимость более активно в ней участвовать все сильнее овладевали Похитоновым. В 1897 году он выставляется на 17-й Периодической выставке МОЛХа, в 1898 году — на Акварельной выставке Общества русских акварелистов, в 1900-м семь его картин экспонируются на Всемирной выставке в Париже. Похитонов удостаивается серебряной медали по русскому художественному отделу. В 1901 году он приезжает в Россию, где был встречен российской художественной общественностью с большим радушием и почетом.



В 1902 году Похитонов становится владельцем небольшого имения Жабовщизна, располагавшегося в нескольких десятках километров от Минска, где живет несколько лет. Природа этих мест отражена во многих работах Похитонова. Часто он пишет один и тот же пейзаж в разные времена года, передавая особенности жизни природы в летнюю и зимнюю пору — «Панорама в Жабовщизне», «Снежный пейзаж» (1900-е годы, частное собрание, Швейцария). В Жабовщизне одной из главных тем его творчества по-прежнему остается крестьянский труд. Эта тема представлена в многочисленных работах художника этого времени — «Околица в Жабовщизне» (1904, ГТГ), «На краю села. Ранняя осень» (начало 1900-х годов, частное собрание, Москва), «Прачки у пруда», «Яблони зацвели. Жабовщизна» (начало 1900-х годов, частное собрание, Санкт-Петербург), «Огород. Гряды капусты» (1900-е годы, частное собрание, Швейцария). От этих картин, далеких от собственно жанровых произведений, веет тишиной и спокойствием размеренной обыденной жизни, сходной с естественным размеренным ритмом жизни природы.



К этому времени произведения Похитонова уже приобрел не только П.М.Третьяков, но и различные музеи и частные коллекционеры. Постепенно в России миниатюрная живопись получает популярность. В 1903 и 1906 годах художник принял участие в выставке «Mignon» в Петербурге, организованной Товариществом художников.
 


В 1904 году Похитонов был удостоен звания академика. В 1905 году его избирают членом Товарищества передвижных художественных выставок.



В январе 1906 года Похитонов неожиданно для всех покидает Жабовщизну. Накануне, летом 1905 года, художник побывал в имении Л.Н.Толстого. Он написал здесь несколько видов имения, портрет писателя, а также массу портретных зарисовок — «Лев Толстой перед деревом бедных в Ясной Поляне» (Частн.собр., Швейцария), «Въезд в Ясную Поляну» (ГМИИ им. А.С.Пушкина), «Ясная Поляна. Толстой на балконе усадебного дома» (Частн. собр., Санкт-Петербург). Толстой и Похитонов много разговаривали, обсуждали насущные вопросы времени и искусства. Содержание этих бесед сохранилось в письмах художника жене, найденных И.С.Зильберштейном во Франции16. Позже уже оказавшись в Бельгии, Похитонов будет часто вспоминать дни, проведенные в Ясной Поляне. Свидетельством тому эскиз к картине «Въезд в Ясную Поляну. Толстой верхом», подаренный им Евгении Вульферт 24 декабря 1906 года.



Возвратившись в январе 1906 года в Бельгию, художник поселился в Жюпиле. Здесь он по-прежнему много работает. Все чаще в его творчестве находят отображение уличные сценки, например, «Игра в шары» (1910-е годы, частное собрание, Москва). В них позы, жесты схвачены с меткостью художника-жанриста. Кроме того, он зачастую пишет виды из окна своей дачи — «Вид на Коксид из окна. Ла-Панн» (начало 1910-х годов, частное собрание, Москва). Исключительная зоркость, которой обладал художник, не изменяет ему и теперь. На картине возникают домики городка Коксид, расположенного в нескольких километрах от его дома.



Похитонов снова приезжает в Россию, где его в 1914 году застает война. Постоянно живя в Петербурге, он бывает в Жабовщизне, в родных местах в Херсонской губернии, на Кубани. Характер живописи мастера, мотивы, которые он использует в своих работах, находят своего зрителя в России. В 1915 и в 1917 годах Похитонов экспонирует свои работы на выставках Передвижников. В 1916-м году на III выставке этюдов, эскизов, рисунков было представлено 11 работ художника. Казалось, исполнилась давнишняя мечта художника и его произведения стали существенной частью российской художественной жизни. Но опять обстоятельства гонят его из России.



После Февральской революции 1917 года Похитонов уезжает из Петербурга на Украину, а затем на Кубань, живет в Екатеринодаре. Он по-прежнему постоянно работает на натуре, принимает участие в общественной жизни города, в частности в деятельности художественного кружка при Екатеринодарской картинной галерее, основателем и попечителем которой был его друг Ф.А.Коваленко, готовит персональную выставку, которой не суждено было состояться. В 1919 году он покидает Россию навсегда. В год отъезда он живет в станице Горячий Ключ под Екатеринодаром. Здесь пишет массу картин, на которых предстают работающие в саду, в огороде, в поле люди, например замечательный «Двор под снегом. Горячий Ключ» (1918, частное собрание, Санкт-Петербург). В них нет и намека на лишения, которые испытывал художник. В Горячем Ключе перед самым отъездом он напишет мужской портрет «Красноармеец Иван» (1919, частное собрание, Москва). Изображенный на нем человек, по семейному преданию, спас ему жизнь. В Иване действительно должно было быть что-то исключительное, потому что до этого Похитонов никогда не писал фронтальных портретов в рост человека, хотя и небольшого размера. Да и вообще портрет — редкий жанр в творчестве художника. В портрете очень точно передан внешний облик, манера держаться, характер красноармейца, который получился, как в свое время говорили о портрете И.С.Тургенева работы Похитонова, «живее жизни».



В Бельгии с начала 1920-х годов Похитонов поселяется с семьей в Брюсселе. Он находит пейзажные мотивы в окрестностях города и пригородах. Написанные здесь картины «Переулок на окраине. Бойтсфорт», «Весенние работы в Ульпе» (обе — нач. 1920-х годов, частное собрание, Москва) свидетельствуют о заинтересованном внимании Похитонова к живописи импрессионистов, что ощущается в особенностях передачи им светоцветовоздушной среды, в сосредоточенности на пленэрных эффектах.



Он работал до самой смерти. В последние годы прошло несколько его персональных выставок в Льеже, Антверпене. Художник умер в Брюсселе в 1923 году, 72 лет от роду.



В письме Похитонову 1896 года И.Е.Репин писал: «Я всегда восхищаюсь Вашими прекрасными созданиями, они навеки останутся на скрижалях нашего искусства. Мне кажется, в них ясно отражается Ваша чистая, добрая душа».



Похитонов был «самородным» (по словам Л.Н.Толстого) русским художником, «поэтом кисти», глубоко воспринявшим новейшие достижения европейской живописи, что сказалось на выработанной им оригинальной живописной технике, основанной на строгой требовательности к живописным качествам своих произведений. По мнению же бельгийского искусствоведа Эмиля Витмёра он «обогатил всемирное художественное наследие, добавив прекрасные страницы в великую книгу красоты, он встал в ряд мэтров».
 

 

 

 

 

« вернуться

Рейтинг 110 (Рейтинг - сумма голосов)
Голосовать
Еще файлов 84 из этого альбома
"Снег в По"
"Ранняя весна. По. Прачки на берегу Гавы"
"Ла-Панн. Пляж"
"Ольха зацвела"
"В степной полосе"
"Везувий"
"Весенний день"
"Зимний пейзаж"
"Лес близ Торро дель Греко"
"Нормандия. Вид на Суверен-Вандр от императорской фермы"
"Окрестности Льеж"
"Охотник зимой"
"Садовник"
"Сенокос"
"Торро дель Греко"
"Усадьба"
"Художник на берегу моря"
"Летний пейзаж"
"Оттепель (Русская зима)"
"Жатва"
"Биарриц. Перед грозой. Озеро в ландах и горелый сосновый лес"
"Яблоня в Орхарде"
"Улочка на юге Франции"
"Угол нашей дачи"
"Зимний пейзаж с фермой вблизи Мартыновки"
"Заготовка льда"
"Эффект снега"
"Зимний пейзаж. Жабовщизна"
"Зимний пейзаж"
"Заснеженная поляна"
"Косцы"
"Зимой. Жабовщизна"
"Крестьянин в саду"
"Дубы. Ясная Поляна"
"Въезд. Ясная Поляна"
"Зимние сумерки"
"Осенний пейзаж"
"Портрет Толстого Л.Н."
"Пригород Парижа"
"Фазаны"
"Ла-Панн. Окраина"
"Рыбачий домик в Ла-Панн"
"Летний пейзаж со стадом"
"Париж. Набережная Турнель"
"Двор замка"
"Дерево бедных"
"Индюки"
"К вечеру"
"Ла-Панн. Берег моря"
"Ла-Панн. В лугах"
"Пасека"
"Пейзаж с охотником"
"После захода солнца. Барбизон"
"Свадьба в Матреновке"
"Вид на Буживаль"
"На охоте"
"Охотники и собака в пейзаже"
"Прачки"
"Весна. Пейзаж с двумя фигурами"
"Портрет И.С. Тургенева"
"Склон горы у Везувия"
"Тру-Луэт. Ранняя весна"
"Тру-Луэт. Зима. Вид из квартиры художника"
"Силок для воробьев. (Эффект снега)"
"Маленький бродяга. Ла-Панн"
"Дюны. Ла-Панн"
"Вид на Коксид из окна. Ла-Панн"
"Весенние работы в Ульпе"
"Яблони зацвели. Жабовщизна"
"Двор под снегом. Горячий Ключ"
"Переулок на окраине. Бойтсфорт"
"Прачки у пруда"
"Сидящие"
?
?
"Автопортрет"
"Нини"
"Хутор"
"Маленькая дюна, Ла-Панн"
"Летний пейзаж с коровами"
"Сад художника в Тро Лоетт, Льеж"
"Мой охранник — красноармеец Иван"
"Нини сидит в кресле"
"Усадьба"
Комментарии отсутствуют
Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
Кадастровый план
Яндекс цитирования