25 февраля 2014
Чернецов Григорий Григорьевич Chernetcov Gregory. Автор: Донченко Александр
(в альбоме 36 файлов)

Изобразительное искусство / Живопись / Академизм
Разместил: Донченко Александр

 

 

 

 

 

Чернецов Григорий Григорьевич


Chernetcov Gregory



(1802 — 1865)

 

 

Чернецов Григорий Григорьевич — русский живописец пейзажей и перспективных видов, талантливый художник-портретист. Родился в 1801 году в семье мещанина города Луха Костромской губернии. С раннего детства Григорий Чернецов проявил склонность и способности к рисованию.

 

 

 

 

 

Собиратель русских древностей и предметов искусства Павел Петрович Свиньин, проезжая через город Лух, обратил свое внимание на художественные способности юноши и взял его с собой в Санкт-Петербург, рекомендовав Обществу поощрения художников.

При поддержке этого общества, Чернецов стал с 1819 года посещать классы Императорской Академии художеств сначала в качестве вольноприходящего ученика, затем и полноправного студента-академиста. Главными наставниками художника были Александр Григорьевич Варнек и Максим Никифорович Воробьев.

Получив во время своего обучения в Академии художеств малую и большую серебряные медали, художник в 1827 году был награжден за картину "Вид военной галереи в Зимнем дворце" большой золотой медалью и признан художником XIV класса, а в 1831 году за "Вид в окрестностях Петербурга" (находится в Русском музее в Санкт-Петербурге), был удостоен звания академика.


Наилучшую пору своей деятельности Чернецов провел, вместе со своим братом, Никанором, в путешествиях: в начале 1830-х годов они побывали на Кавказе, затем совершили путешествие по Волге от Рыбинска до устья этой реки. Из этого путешествия по великой русской реке на специальной лодке-мастерской братья привезли множество этюдов, зарисовок и панораму обоих волжских берегов, состоящую из около двух тысяч листов общей длиной более 700 метров. В 1838 году братья отправились в Италию, затем посетили Египет, Палестину и Европейскую Турцию, из которой возвратились в Россию в 1844. Подобное же путешествие с продолжительной остановкой в Венеции было совершено Чернецовыми в 1846-1849 годах; кроме того, живописцы путешествовали по Крыму и Остзейским губерниям.


Художники Чернецовы привезли из своих поездок громадное количество этюдов и эскизов, которые потом служили материалом для их многочисленных картин. Плодами этих странствований были также изданные ими литографии, между прочим сборник палестинских видов. Плавание по Волге позволило им написать многосаженную непрерывную панораму обоих ее берегов, приобретенную императором Николаем I, но оставшуюся, к сожалению, не изданной и теперь утраченную. Григорий Чернецов с 1829 года был удостоен звания придворного живописца с содержанием от Кабинета Его Величества.


Известнейшие из произведений Григория Чернецова - "Парад по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 года на Марсовом поле в Петербурге", "Площадь Святого Петра в Риме во время папского благословения", "Мертвое море" (все три в Русском музее в Санкт-Петербурге), "Субиако" (Калужский областной художественный музей), "Разлив Нила" (Музей В. А. Тропинина и московских художников его времени, Москва), "Вид Генисаретского озера" (Дальневосточный художественный музей, Хабаровск), "Мост Фердинанда в Вене" (Третьяковская галерея, Москва) и "Портретная группа литераторов: Пушкин, Жуковский, Крылов и Гнедич (Всероссийский музей А. С. Пушкина, Санкт-Петербург).

Несмотря на то, что Григорий Чернецов несколько лет был придворным художником, но богатства так и не нажил. Последние годы жизни Григорий Григорьевич Чернецов провел в нужде и скончался в 1865 году в Санкт-Петербурге.
_____________________________

 

 

Братья Григорий и Никанор Чернецовы путешествовали по Италии, Египту и странам Ближнего Востока в 1840–1843 гг., в Египте к ним присоединился младший брат Поликарп, который вскоре скончался в Иерусалиме. По возвращении, Григорий и Никанор получили от Академии вознаграждение. К 1845 г. издали альбом «Палестина. Виды, рисованные с натуры академиками Н. и Г. Чернецовыми в 1842–1843 годах», который вышел 4 тетрадями по 6 рисунков в каждой с объяснительным текстом и красивой обложкой. В 1846–1849 Г. Г. и Н. Г. Чернецовы вновь предприняли поездку в Италию, посетили также Смирну, Эфес и Константинополь. В 1840-е братья написали «Путевые записки по Востоку».


Из четырех братьев Чернецовых — Евграфа, Григория, Никанора и Поликарпа — самыми знаменитыми были Григорий и Никанор. Некоторые свои работы они рисовали вдвоем. В 1840–1842 братья путешествовали по Италии, в 1842–1843 побывали в Египте, Палестине, Сирии, Греции, Турции. Исполнили более 550 акварелей и рисунков, как вполне самостоятельных, так и послуживших материалом к крупным живописным полотнам. Кроме того, они скрупулезно и точно воспроизвели детали и фрагменты христианских храмов, пейзажи, одежды местных жителей. В 1846–1849 Г. Г. и Н. Г. Чернецовы и А. И. Иванов вновь предприняли поездку в Италию, посетили также Смирну, Эфес и Константинополь.


Чернецовы (Григорий и Никанор Григорьевичи) — родные братья, живописцы пейзажей и перспективных видов, были дети мещанина города Луха, Костромской губернии. Старший из них Григорий Чернецов (1801 — 1865) еще в детстве выказывал любовь и способность к рисованию. П. И. Свиньин, проездом через Лух, обратил свое внимание на художественные наклонности юноши, взял его с собой в Санкт-Петербург и рекомендовал обществу поощрения художников. При поддержке этого общества, Чернецов стал с 1819 г. посещать классы Академии Художеств в качестве постороннего ученика. Главными его наставниками в академии были сначала А. Г. Варнек, а потом М. Н. Воробьев. Получив во время учения своего в академии малую и большую серебряные медали, он был в 1827 г. награжден за «Вид военной галереи в Зимнем дворце» большой золотой медалью и признан художником XIV класса, а в 1831 г. за «Вид в окрестностях Петербурга» (находится в музее академии) удостоен звания академика.

Наилучшую пору своей деятельности он провел, вместе со своим братом Никанором, в путешествиях: в 1830 г. они ездили на Кавказ, в 1838 г. сделали поездку по Волге от Рыбинска до устья этой реки, в 1838 г. отправились в Италию и оттуда в Египет, Палестину и Европейскую Турцию, из которой возвратились в Россию в 1844 г.; подобное же путешествие было совершено ими в 1846 — 1849 гг.; кроме того, были посещены ими Крым и Остзейские губернии.

Срисовывая на пути все, что ни встречалось любопытного, они привезли из этих поездок громадное количество этюдов и эскизов, которые потом служили материалом для их многочисленных картин. Плодами этих странствований были также изданные ими литографии, между прочим, сборник палестинских видов. Плавание по Волге позволило им написать многосаженную непрерывную панораму обоих ее берегов, приобретенную императором Николаем I, но оставшуюся, к сожалению, не изданной и теперь утраченную. Григорий Чернецов с 1829 г. носил звание придворного живописца с содержанием от Кабинета Его Величества.

Никанор Чернецов (1804 — 1879) получил образование в Академии Художеств, состоя также пенсионером общества поощрения художников, и был в ней учеником М. Н. Воробьева. Окончил в ней курс в 1827 г. с званием художника XIV класса и с большой золотой медалью, полученной за «Вид галереи французской живописи в Императорском Эрмитаже» и за несколько пейзажей. В 1831 г. был признан назначенным в академики, а в следующем году возведен в академики за «Вид Тифлиса». В 1844 г. было пожаловано ему звание живописца Его Императорского Величества с жалованием из кабинетских сумм.

Как сказано выше, он, вместе со старшим своим братом, предпринимал далекие путешествия по России, Италии, в Палестину, Турцию, и подобно ему собрал в этих поездках богатый запас материалов как для общих с ним, так и для своих единоличных работ. Братья Чернецовы по своему искусству похожи друг на друга до такой степени, что работы одного из них трудно отличать от работ другого. Прекрасный рисунок как пейзажа, так и человеческих фигур, умная группировка этих последних, почти постоянно играющих видную роль в изображенном виде природы, и строго соблюденная линейная перспектива составляют достоинства их многочисленных, часто встречающихся картин, иногда весьма интересных по содержанию и исполненных с большой добросовестностью, гармоничных, но условных и несильных по краскам.

Известнейшие из произведений Григория Чернецова — «Парад на Марсовом поле в Санкт-Петербурге, в 1831 г., по случаю окончания польской кампании» (находится в Зимнем дворце, в Санкт-Петербурге), «Мертвое море» (в музее Академии Художеств), «Вид Ярославля», «Площадь святого Петра в Риме», «Разлив Нила» (все три в музее Императора Александра III, в Санкт-Петербурге), «Вид на Генисаретском озере» (в московском публичном музее) и «Портретная группа литераторов: Пушкин, Жуковский, Крылов и Н. Гнедич» (в московской Третьяковской галерее).

Из картин Никанора Чернецова достойны внимания: «Развалины церкви в Кутаисе», «Парадный катафалк императрицы Марии Федоровны» (обе картины в музее Императора Александра III), «Каралесская долина в Крыму», «Вид Тифлиса», «Двор татарина» (все три в Московском публичном музее), «Итальянский приморский вид», «Вид Петровского острова в Санкт-Петербурге» и «Вид в окрестностях Санкт-Петербурга» (все три в московской Третьяковской галерее).

 

 

Художники братья Чернецовы


Судьба братьев Г. Г. и Н. Г. Чернецовых, талантливых выходцев из народа, типична для своего времени: сначала они преодолели множество препятствий для достижения заветной цели, потом верно служили своим искусством просветительской идее, а в конце, вместо благодарности современников, их ожидали забвение и нищета. Чернецовы исключительно много работали. Творчество каждого из них не претерпело каких-либо значительных изменений, поэтому выглядит целостно. Они ездили по России и запечатлевали виды разных ее мест, делали бесконечные зарисовки и этюды с натуры. На основе этого материала писали потом в мастерской картины.

Новое для их времени стремление к документальной точности в изображении всего увиденного соединялось у художников с классицистической академической выучкой, со стремлением прозреть идеал в натуре. В их картинах присутствует радостное чувство открытия жизни вокруг (не чужой, не отвлеченной, не схематичной). Каждый раз они заново пристально вглядываются в природу, не позволяя себе впадать в рутину однажды выработанного приема. Отсюда большая притягательность искусства Чернецовых, его обаяние. Чернецовы не были учениками А. Г. Венецианова, но, не достигая масштабов его дарования и глубины творчества, шли во многом по его пути. Этот путь — «рабское следование натуре» (А. Г. Венецианов) и интерес к родной природе, к собственному национальному бытию. Правда, в отличие от Венецианова, братья ездили и по другим странам (побывали в Италии, Египте, Сирии, Палестине, Греции, Турции) и там тоже неутомимо работали, но большинство из этих произведений (за исключением ряда итальянских) значительно уступает сделанным в России.

Отец братьев был иконописцем. Рисованию и общеобразовательным наукам учил их старший брат Евграф, тоже иконописец. В 1819 г. семнадцатилетний Григорий Чернецов приехал в Петербург поступать в Академию художеств. Его не приняли в число казенных учеников, но разрешили ежедневно по два часа рисовать с оригиналов. Первые три года в Петербурге Григорий прожил в ужасающей бедности, только на те скудные средства, что присылал ему Евграф. Однако он упорно работал и в 1822 г. получил за свои рисунки малую серебряную медаль. Общество поощрения художников назначило талантливому молодому человеку стипендию.

В 1823 г. Общество поощрения художников приняло под свое покровительство и приехавшего к брату Никанора Чернецова. Учились братья в Академии художеств у пейзажиста М. Н. Воробьева. В 1827 г. они окончили Академию с малыми золотыми медалями за изображения интерьеров Эрмитажа. Никанор Чернецов по характеру дарования более тяготел к пейзажу. Интересы Григория были шире: помимо пейзажей, он писал портреты, интерьеры, массовые многофигурные сцены. Оба брата были не только высокопрофессиональными живописцами, но и прекрасными рисовальщиками.

После окончания Академии художеств Григория зачислили художником в «Кабинет Его Величества». В его обязанности входило изображение различных официальных событий — торжественных встреч, парадов, молебствий и пр. Главное его произведение в этом роде — огромное полотно «Парад по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 года на Царицыном лугу в Петербурге» (1832-37). Больше половины картины занимает небо с бегущими по нему облаками. Яркое солнце освещает колоссальный плац с бесчисленным количеством похожих друг на друга фигурок солдат. Слева — император на коне и свита. Но на переднем плане происходит нечто необычное. Всю его центральную и первую часть занимает коллективный портрет современников. Григорий Чернецов изобразил 223 портретные фигуры известных писателей, художников, музыкантов, актеров, общественных деятелей, среди которых В. А. Жуковский, И. А Крылов, Н. И. Гнедич, А С. Пушкин, Д. В. Давыдов, И. П. Мартос, В. И. Демут-Малиновский, Ф. П. Толстой, К П. и А П. Брюлловы, А. Н. Оленин, П. А. Каратыгин, В. Н. Асенкова, сами братья Чернецовы, их отец и др. Все они написаны с натуры (за исключением А. А. Иванова, который находился в Риме).

Работа вызвала всеобщий интерес в Петербурге, но не понравилась Николаю I: слишком много внимания уделено зрителям парада и мало — ему самому. Картина простояла несколько лет в мастерской автора, пока ее не купили в дар наследнику престола.

В это время Никанор Чернецов путешествует с председателем Общества поощрения художников по Кавказу (1829-31). Потом он находится на службе у новороссийского генерал-губернатора М. С. Воронцова в Крыму (1833-36). В результате он проехал все побережье Черного моря от Поти до Анапы, жил в Тифлисе, познакомился с Кахетией и Абхазией, добрался до границы с Турцией в Карее. Столь же внимательно осмотрел достопримечательности Крыма. Его интересовали природа, города, руины, быт, костюмы, различные этнические типы. Никанор сделал несколько сот очень тщательных рисунков акварелью, пером и сепией, на основе которых написал позже множество картин маслом («Вид Суринамской крепости в Грузии», «Вид Тифлиса», обе 1832; несколько вариантов «Дарьяльского ущелья», 1832–33; «Вид на Аю-Даг в Крыму со стороны моря», «Вид у подножия Аю-Дага», обе 1836; «Крымские Гагры в Абхазии», 1837; «Вид Тифлиса», 1839, и др.). Никанор Чернецов создал своеобразную живописную энциклопедию юга России. Картины его были очень популярны — в эпоху романтизма ценили экзотику. Известно, что в кабинете А. С. Пушкина висел пейзаж Никанора «Дарьяльское ущелье» (1832).

С 1837 г. братья Чернецовы работают вместе. У них возникает идея проплыть от истока до устья по Волге и запечатлеть все те красоты и достопримечательности, которыми так богата великая русская река. Со свойственной им целеустремленностью Чернецовы эту идею осуществляют. С 22 мая по 18 ноября 1838 г. они, вместе с младшим братом Поликарпом и учеником Антоном Ивановым, плывут в специально оборудованной лодке-мастерской от Рыбинска почти до самой Астрахани. Недалеко от Астрахани лодку затерло льдами, и плавание пришлось прекратить.

Опять было много зарисовок, этюдов и позже картин. Сделали братья и полную рисованную панораму обоих берегов Волги. Она состояла из 1981 листа, имела длину более 700 м и накатывалась на валик. Чернецовы поднесли ее Николаю I. Ответом был «ценный подарок»: панораму забрали в Эрмитаж (в 1880-х гг. уже говорили об ее обрывках, ныне она хранится в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге).

В 1840-х гг. Чернецовы в основном работают за границей. В Италии Григорий пишет большой протокольно точный портрет в пейзаже «Русские художники в Риме в 1842 году» (1842). Изображены А. А. Иванов, Ф. А Бруни, И. К Айвазовский, А Н. Мокрицкий, А. В. Тыранов (всего 43 портрета) на фоне развалин римского Форума. У Никанора появляется несколько самых свободных, самых живописных и гармоничных в его творчестве пейзажей («Колизей», 1840; «Грот в окрестностях Рима», 1840-е, и др.).

Новые мотивы художники привезли из стран Ближнего Востока. В Петербурге они пробовали издавать тетради литографий с видами Палестины, но успеха не было, и издание пришлось прекратить. Материальные дела Чернецовых расстраиваются. Они пишут еще по прежним впечатлениям виды разных мест: Григорий — «Площадь Святого Петра в Риме во время папского богослужения», «Мертвое море» (обе 1850), «Подземная часовня в Иерусалиме» (1852); Никанор — «Вид Юрьевца-Повольского» (1851), «Вид на Волге» (1852), «Вид города Ярославля», «Вид города Саратова при закате солнца» (оба 1860), «Вид Иерусалима с Елеонской горы» (1863) и др. В надежде на материальную помощь братья в 1862 г. подносят новому императору, Александру II, рукописный экземпляр своих «Записок о путешествии по Волге» с иллюстрациями в тексте. На этот раз не последовало даже «ценного подарка».

Когда в 1865 г. умер Григорий Чернецов, Никанору не на что было похоронить его. Академия художеств прислала 200 рублей через две недели. Больной и нищий Никанор предлагает руководству Академии художеств купить 4 портфеля рисунков его и Григория. После долгих раздумий Академия художеств согласилась приобрести рисунки в рассрочку на несколько лет. Никанор Чернецов так и не получил всей суммы.



Чернецов Григорий Григорьевич


Братьев Чернецовых, оставивших след или просто упоминающихся в истории отечественного изобразительного искусства, было четверо: Евграф, Григорий, Никанор и Поликарп. Из них двое — Григорий и Никанор — благодаря упорству и великой работоспособности, про которую при их жизни ходили легенды, многого добились в любимом ими изобразительном искусстве. Но как не вспомнить добрым словом старшего — иконописца Евграфа, который обучал младших своему мастерству и, отрывая от семьи последнее, материально помогал Григорию, когда тот бедствовал при своем обучении в Петербурге?

В беспримерном путешествии по Волге (1838) своим уже знаменитым братьям помогал младший. Именно из этого путешествия на специальной лодке-мастерской братья привезли множество этюдов, зарисовок и панораму обоих волжских берегов, состоящую из около двух тысяч листов общей длиной более 700 метров, которые технически были выполнены в виде непрерывной, накатанной на валик ленты.

Г. Чернецов первым начал классическое обучение в школе Общества поощрения художников. Затем вместе с братом Никанором учился в Академии художеств у пейзажиста М. Н. Воробьева. Г. Чернецов был замечательным пейзажистом и портретистом. Его многофигурные композиции вызывали восторг многочисленных зрителей (в «Параде по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 года на Царицыном лугу в Петербурге» (1837) он сумел передать индивидуальные черты 223 известных современников, а в полотне «Русские художники в Риме» (1842) — 43 портрета замечательных отечественных живописцев). Г. Г. Чернецов стал академиком в 1831 году, некоторое время был придворным художником, но богатым так и не стал. Он умер в крайней нужде, оставив нам свои неповторимые произведения.

 

 

Чернецов Никанор Григорьевич


— академик пейзажной живописи, родился в 1804 году, умер 11 января 1879 г., брат Григория Григорьевича Чернецова; уступал ему в способностях и брал, главным образом, прилежанием и усидчивостью. Он родился в г. Лухе, Костромской губернии.

Общество Поощрения Художников воспитывало его на свой счет в Академии Художеств, где он обучался в классе М. Воробьева. В 1827 году он удостоился получения серебряной медали 1-го достоинства за пейзажную живопись; в том же году за вид галереи в Императорском Эрмитаже получил вторую золотую медаль и звание художника XIV клаcса. В 1832 году он получил звание академика за «Вид Тифлиса», а в 1844 году удостоен звания живописца Его Величества. Н. Г. Чернецов путешествовал много со своим братом. Из массы рисунков, исполненных им во время путешествия с братом в 1831—1840 гг., составилось четыре портфеля, которые приобрела Академия Художеств.

В 1844—1845 гг. был издан альбом «Палестина. Виды, рисованные с натуры академиками Г. и Н. Чернецовыми в 1842—1843 годах». Издание это, в большой лист, выходило тетрадями, которых всех вышло четыре с шестью рисунками в тетради. К каждой тетради приложен лист объяснительного текста; обложка весьма красиво иллюстрирована. В 1844 году по возвращении из Палестины, он получил от Академии вознаграждение в 1000 руб. В 1846 году Никанор Чернецов отправился в Италию, причем Академия постановила выдавать ему по 1500 руб. в год.

Из картин, нарисованных им, в свое время пользовались известностью за большую тщательность отделки и верность, «Вид Иосафатовой долины», «Вид реки Нила в Каире», «Вид Гурзуфа», «Вид горы Ай-Петри в Крыму», «Вид Александрии». Некоторые из названных картин находятся в Императорской Академии Художеств; в Русском музее Императора Александра III в настоящее время находятся следующие картины: «Вид г. Саратова при закате солнца», «Развалины церкви в г. Кутаисе» (Зал XIII). Альбомы, приобретенные Академиею в 1874 году, содержат 1274 рисунка видов Крыма, Волги, Египта, и других местностей.

Академик



Никанор Чернецов


Получив в детстве иконописные навыки под руководством старшего брата Евграфа, Никанор Чернецов отправился вслед за братом Григорием в Петербург покорять вершины изобразительного искусства. Общество поощрения художников приняло его под свою опеку, дав возможность юноше из Костромской губернии учиться в Академии художеств (1823—1827). Осваивал мастерство живописца под руководством пейзажиста М. Н. Воробьева, что и определило пристрастие художника на всю жизнь.

После окончания Академии Н. Чернецов становится на продолжительное время живописцем европейского юга России. Вначале он путешествует по Кавказу (1829—1831), а затем находится на службе у новороссийского генерала — губернатора М. С. Воронцова (1833—1836). Многочисленные пейзажи Крыма, Кавказа, Грузии, Абхазии, Черноморского побережья заочно благодаря работам Н. Чернецова открыли тысячам россиян привлекательные окраины, непохожие на земли традиционной России.

В 1838 году произошло знаменитое путешествие трех братьев Чернецовых (к Григорию и Никанору присоединился младший Поликарп) и их ученика А. Иванова по Волге. С 22 мая по 18 ноября художники плыли по великой русской реке в лодке-мастерской, делая зарисовки, эскизы и снимая на листы панораму обоих волжских берегов от Рыбинска до Астрахани.

Последовавшие путешествия в Италию, на Ближний Восток дали братьям новые впечатления, трансформированные позже в пейзажи.

К сожалению, творческие успехи братьев были обратны их достижениям в материальных и финансовых делах. В 1865 году Никанор Чернецов с трудом находит средства на похороны Григория. Впереди у Н. Чернецова были годы трудов тяжких, хотя жизненная и творческая энергии не покидали художника.

 

Художники братья Григорий и Никанор Чернецовы

Путешествие на Ближний Восток


Вслед за первым путешествием по Италии трое братьев — Григорий, Никанор и Поликарп — направились на Ближний Восток. Они прибыли в Александрию, чтобы скорее достичь главной цели нового странствия — Святой Земли. Полтора месяца художники работали в Египте, затем совершили круиз по Нилу, добрались до Каира. Повсюду они снимали «богатый живописный урожай». Путешественников интересовало все. Не боясь трудностей, они залезали на вершины пирамид, чтобы запечатлеть раскинувшуюся взору панораму. Терпя безжалостное палящее солнце, братья останавливались на каждом шагу и с неутолимой жадностью фиксировали в своих альбомах то, что казалось им примечательным. Впоследствии в мастерской художников в Петербурге появлялись новые картины. Одной из них был «Вид на Нил в Египте» (1851) Григория Чернецова.

Природа Востока открылась братьям художникам своей декоративной красочностью. Особенно это выразилось в изображении древних памятников архитектуры. Интересна серия городских пейзажей Палестины, среди которых выделяются пейзажи видовые – «Панорамный вид Каира» (1852), «Вид на Эфес» (1849), «Вид Иерусалима» (1854) — и архитектурные – «Ворота Побед в Каире» (1842), «Улица Табания в Каире» (1842), «Фонтан Хабания в Каире» (1845), «Большой базар в Константинополе» (1843).

Горячим колоритом южной природы насыщена картина «Фонтан Хабания в Каире» (1845). Григорий Чернецов нисколько не преувеличил яркость и сочность красочной гаммы — все цвета находят свое соответствие в красках пейзажа. Создается ощущение, что архитектурный памятник существует в «зеленом водовороте» экзотических деревьев.

Иное впечатление — необычной простоты и грациозности внутреннего убранства — производит интерьер в Церкви Георгиевского патриаршего монастыря в Каире (1842). Интерьер оживлен лишь ионическими капителями колонн. Строгость и простота храма подчеркивается скромной цветовой гаммой.

Путешествие любознательных художников шло своей чередой, но из-за воспаления глаз Никанора и заболевания Поликарпа братья уехали из Каира в Иерусалим. Где и умер Поликарп.

Чернецовы создали иконографию Иерусалима, которую можно назвать энциклопедией святого места.

В дальнейшем путешественники посетили остров Родос и Эфес, Константинополь, откуда отправились домой в Петербург. Возвратясь из путешествия в 1843 году братья получили одобрение за свой труд.


Сайт Лухского района



 Анатолий Владимиров

«Восток является во всем своем блеске»


С берегов Невы — к берегам Нила. Панорама Каира, задуманная в Петербурге

Когда вам доведется быть в Русском музее, пройдите в зал, где выставлена картина Алексея Тыранова «Мастерская художников Чернецовых». Это о ней в 1852 году писала «Северная пчела»: «Мы доставили себе большое наслаждение посещением мастерской Чернецовых… Они живут на Васильевском острове, на Голландской бирже, на берегу Невы, в доме купца Меняева — живут как настоящие художники. Стены трех больших комнат оклеены различными эскизами; вокруг стен стоят на мольбертах оконченные и начатые картины; в шкафах сохраняются различные достопамятные вещи, привезенные из Палестины, Сирии, Египта, Италии и т. п. и кроме того, в углу огромный сундук, наполненный различными эскизами и видами, снятыми с натуры».

Дошли ли до нас сокровища этого сундука? Сберегло ли время те «эскизи и виды», которых было в нем множество?

Да, все это сейчас — в Русском музее. Лежат на стеллажах его запасников огромные альбомы. И в них — чернецовские «эскизы и виды, снятые с натуры». А в архиве музея — путевые дневники. В которых записи, сделанные почти 160 лет назад.



«Напоминает колонну, воздвигнутую в Петербурге»

Они отправились в Египет втроем: к Григорию и Никанору присоединился младший брат — ученик Петербургской Академии художеств Поликарп. Сентябрьским утром 1842 года они были уже в Александрии. И отсюда начали свое путешествие. Останавливаясь в тех же караван-сараях, где и феллахи. Разделяя с ними у костра скромный ужин. И на рассвете снова отправляясь в путь.

Они зарисовывали прибрежные ландшафты, затопленные при разливе пальмовые рощи, великолепные памятники арабской культуры. Интерес к которым у Чернецовых был настолько велик, что на аудиенции у паши испросили они недозволенное — зарисовать внутреннее убранство мечетей. «На подобную просьбу прочих путешественников,— узнаем из путевых записок,— паша редко соглашался, но для русских это сделал с удовольствием».

Гостям из Петербурга показывали пирамиды, дворцы и храмы. Ворота Победы сочли они «примечательнейшими по архитектуре». Не могли «довольно налюбоваться изяществом мечети Гассана». Их потрясли «оригинальные каменные купола мавзолеев». А после знакомства с Помпеевой колонной появилась в дневнике запись: «Мы только любовались этим великолепным остатком древности. Он много напоминает колонну, воздвигнутую в Петербурге, но уступает той в своей громадности».

На листах с зарисовками Чернецовых сохранились поблекшие карандашные пометки: «Ворота побед в Каире», «Фонтан Даудия на площади вечернего базара», «В старом Каире», «Улица Табания»… А в тетради с путевыми заметками мы находим сделанную в те дни запись: «Первый взгляд на Каир для нас был обворожителен, и точно, здесь, в этой живописной столице Египта, Восток является во всем своем блеске»…


«Картина единственная, чудесная!»

Интерес в Арабскому Востоку был у Чернецовых настолько велик, что еще в Петербурге решили они не ограничивать себя там зарисовками отдельных памятников, улиц, площадей. Еще в Петербурге задумали художники вернуться с панорамами египетской столицы.

«Последние скаты Моккатама,— гласит одна из их записей,— представили для сего удобное место… Каир открывался весь, с окрестными местами, в очаровательном виде. Панорама великолепная и живописная!.. За всею этой массою обширного Каира, столицы Египта, блестит Нил, на коем мелькают белеющиеся остроконечные паруса судов, туда и сюда плывущих по его водам. Далее, за рекою синеются чудеса мира — пирамиды, а за ними горизонт оканчивается песками ливийской пустыни: картина единственная, чудесная!»

— Вот таким должны увидеть Каир в Петербурге! — убеждены были Чернецовы.

О том, как «сберегли» они увиденное, рассказал в письме один из братьев — Никанор.

«Мешал нашему занятию сильный ветер. Мы устроились кое-как у старой башни, доверху заваленной щебнем. Нужно непременно было рисовать, без вида Каира нельзя было выехать. Вид сей богатый с левой стороны. Но вообще необыкновенно обширен… Рисовать виды подобных городов надобно иметь терпение. Мы разделили город надвое. Я рисовал левую сторону, а брат правую, из чего составилась панорама, дающая понятие полное о Каире, в два часа пополудни. Мы окончили это занятие совершенно усталые».


«Имеет обильную жатву предметов удивительных…»

Чернецовы не походили на художников, которые, окинув окрестность быстрым взглядом, уносили с собой не всегда точные впечатления и потом где-то далеко от натуры, с помощью воображения, завершали свои беглые наброски. Они взбирались на вершины пирамид, где не был до них ни один художник, и создавали великолепные панорамы мест, окружавших дивные памятники. Они проникали в самые труднодоступные уголки Египта, Сирии, Ливана. При переходе через Суэцкий перешеек им не хватило пищи. Иссякла вода. Все труднее и труднее было передвигаться по сыпучим пескам. Но художники ни на день не прерывали свою титаническую работу. С документальной точностью воспроизводили они на бумаге Суэцкий перешеек. И на хранящихся в Русском музее листах мы видим его сегодня таким, каким он был до прорытия канала.

Дорого обошлись эти рисунки художникам. «Переезд через сыпучие пески, в стране безводной, при палящем солнце, несмотря на позднее время года, не был выдержан братом Поликарпом»,— сообщили они в Петербург и письмо это отыскалось в отделе рукописей Российской национальной библиотеки.

Может быть, по сей день там, на Востоке, лежит на могиле петербургского юноши огромный камень, на котором вырезали братья скорбные строки:


С.-Петербургской Академии художеств ученик Поликарп Чернецов

Скончался 8 декабря 1842 года, на 19-м году от рождения


Но даже потеря брата не сломила воли Чернецовых. В том же отделе рукописей хранится и другое их письмо петербургским друзьям. Оно было написано спустя два месяца после смерти Поликарпа:

«Отправились в Бейрут сухим путем, по берегу моря, с той целью, чтобы видеть остатки многих древних городов… Теперь отсюда предпринимаем отправиться в Дамаск и Балбек. В первом надеемся встретить подобное Каиру, а во втором — знаменитые развалины храма Солнца; между тем успели здесь сделать с натуры довольно порядочное собрание костюмов… Путешествие по Востоку для художника имеет обильную жатву предметов удивительных. Мы встретили виды живописнейшие, приятные для зрения, и виды грозные… Если провидение возвратит нас целыми в свое отечество, то мы питаем себя надеждою, что труды, если не могут быть полезными, то, по крайней мере, могут несколько дать понятие о странах, прославленных историею».


«Оценяя вполне их необыкновенные труды…»

Современники по достоинству оценили плоды путешествия Чернецовых. Виды Египта, Сирии, Ливана стали подлинной сенсацией на художественных выставках в Петербурге. «Известные русские пейзажисты братья Чернецовы, которые некогда доставили нам столько прекрасных ландшафтов с берегов Волги,— сообщали „Отечественные записки“,— недавно окончили далекое странствование свое… Это путешествие было не только не бесплодно, но, напротив, обогатило сокровищницу русских художественных произведений новыми дарами, принесенными ей этими талантливыми артистами… Восток с своею дивною природою, с своими священными воспоминаниями доставил обильную жатву русским художникам».

Об этом говорят и документы. Обнаружены они в Российском государственном историческом архиве. «Чернецовы Григорий и Никанор,— гласит отчет Академии художеств за 1843–1844 годы,— совершив на свой счет путешествие…, обогатили портфели свои необыкновенным множеством верных рисунков, снятых с памятников, мест, знаменитых событиями или по красоте природы, костюмов и проч…. Совет Академии, оценив вполне их необыкновенные труды и заслуги…, назначил и выдал им из суммы на ободрение художников назначенные две тысячи рублей серебром единовременно».

Тридцать лет спустя один из братьев Никанор обратился в Академию художеств с просьбой приобрести у него сделанные на Востоке рисунки, «дабы сохранить обширные труды своих сочленов, а равно, чтобы не могли совсем погибнуть в неизвестности, а принести пользу для художников». Просьба нашла в Академии живой отклик. «По моему мнению,— пришел к заключению ректор Резанов,— собрание дорожных заметок г. Чернецова по интересу и красоте местностей им избиравшихся, по тщательности и верности рисунка, по значению в художественном и историческом отношении можно положительно назвать драгоценным собранием».

Как хорошо, что это собрание дошло до наших дней.


Санкт-Петербург сквозь века





« вернуться

Рейтинг 0 (Рейтинг - сумма голосов)
Голосовать
Еще файлов 36 из этого альбома
"Вид Генисаретского озера"
"Вид Иерусалима с Елеонской горы"
"Вид Сюкеевских гор на Волге в Казанской губернии"
"Вид в Субиако"
"Волга"
"Мертвое море"
"Мост Фердинанда в Вене"
"Парад в Кремле в 1839 году"
"Парад по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 года на Царицынском лугу в Петербурге" 1
"Парад по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 года на Царицынском лугу в Петербурге" 2
"Парад по случаю открытия памятника Александру I в Санкт-Петербурге 30 августа 1834 года"
"Площадь Святого Петра в Риме во время папского благословения"
"Призвание первых апостолов"
"Разлив Нила"
"Вид Юрьевца-Повольского"
"Пушкин в Бахчисарайском дворце"
"Вид Тифлиса"
"Присяга цесаревича Александра Николаевича в Зимнем дворце"
"Каир"
"Часть панорамы Дворцовой площади, снятой с лесов Александровской колонны" 3
"Интерьер Турецкого дворца"
"Кабинет Александра II. Виды залов Зимнего дворца"
"Учебная комната"
"Парад и благодарственный молебен по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 в Царицыном лугу в Санкт-Петербурге"
"Набросок портрета архитектора Осипа Бове"
"В.А. Жуковский, Н.И. Гнедич, А.С. Пушкин, И.А. Крылов"
"Петр Телушкин"
"Парад и благодарственный молебен в честь окончания военных операций в царстве польском 6 октября 1831 года на Царицын Луг в Санкт-Петербурге"
"Виды залов Зимнего дворца. Военная галерея 1812 года"
"Часть панорамы Дворцовой площади, снятой с лесов Александровской колонны" 2
"Часть панорамы Дворцовой площади, снятой с лесов Александровской колонны" 1
"И.А. Крылов, А.С. Пушкин, В.А. Жуковский, Н.И. Гнедич в Летнем саду"
"Виды залов Зимнего дворца. Приемная Александра II"
"Внутренний вид собора Св.Марка в Венеции"
"Церковь в Иерусалиме на Голгофе"
"Гефсиманский сад"
Комментарии отсутствуют
Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
Кадастровый план
Яндекс цитирования